Accessibility links

Женевские дискуссии: 12 раундов надежд и разочарований


По словам председателя форума граждан Южной Осетии Алана Гасиева, гуманитарные вопросы должны стать главной темой Женевских дискуссий. Для продуктивной работы этого формата необходимо убрать из повестки дня политические вопросы

По словам председателя форума граждан Южной Осетии Алана Гасиева, гуманитарные вопросы должны стать главной темой Женевских дискуссий. Для продуктивной работы этого формата необходимо убрать из повестки дня политические вопросы

ПРАГА---Спустя полтора месяца после августовской войны начались Женевские переговоры по безопасности в Закавказье. Женевские дискуссии проходят в рамках плана Саркози-Медведева, который был подписан 12 августа 2008 года. После конфликта это был единственный формат, с помощью которого стороны могли сесть за стол переговоров и обсуждать волнующие их темы. Однако процесс протекал довольно медленно и в большинстве случаев стороны могли лишь договориться по поводу даты очередной встречи. Часто вставал вопрос о целесообразности проведения этих встреч, но вялотекущий процесс не был прекращен.

Впервые после войны сесть за стол переговоров стороны попытались 15 октября 2008 года. Именно тогда прошел первый раунд Женевских дискуссий по безопасности на Южном Кавказе. Однако обсудить вопросы так и не удалось. Грузинская сторона требовала, чтобы представители де-факто властей Абхазии и Южной Осетии присутствовали лишь неформально, в качестве экспертов. В ответ на это последние покинули зал, в котором протекал переговорный процесс. Несмотря на то, что первый раунд практически провалился, стороны договорились по поводу второй встречи.

В ходе второго раунда, 19 ноября 2008 года, несмотря на то, что грузинская сторона вновь отказывалась от равного статуса с представителями самопровозглашенных республик, вопросы все-таки были обсуждены в двух рабочих группах - по безопасности и гуманитарным вопросам. При этом пленарного заседания не проводилось. Тогда же со стороны сопредседателей ЕС, ОБСЕ и ООН возникла идея по разработке предложений “по предотвращению инцидентов и реагированию на них”. Этот текст был согласован уже на третьем раунде, 18 февраля 2009 года. Можно сказать, что это остается пока единственным результатом, достигнутым на Женевских переговорах.

Чаще всего переговоры принимали характер взаимообвинений. По словам абхазского политолога Ираклия Хинтба, переговоры зашли в тупик, поскольку Тбилиси загнал их в очень узкие политические рамки:

"Для этого необходимо менять отношение к самому конфликту, имею в виду грузинскую сторону. Воспринимать не как политический конфликт, имеющий внешнюю природу, то есть как грузино-российский конфликт, а говорить о грузино-абхазском конфликте".

В ходе пятого раунда, 18 мая 2009 года, абхазская сторона вообще не присутствовала. Сухумские власти посчитали неуместным участвовать в дискуссиях, так как было неизвестно, в каком качестве упоминается Абхазия в докладе генсека ООН. Но именно с этого раунда начинается активное обсуждение российской инициативы - соглашения о неприменении силы, которое, впрочем, исходя из результатов последующих встреч, оказалось бесперспективным документом.

Согласно российской позиции, которая была озвучена 17 сентября 2009 года на седьмом раунде женевских переговоров, соглашения Медведева-Саркози недостаточно. Москва требовала подписания отдельных соглашений между Тбилиси и Сухуми и между Тбилиси и Цхинвали о неприменении силы. Однако в течение 11-го раунда Россия предложила подписание “односторонних деклараций” по отдельности представителями Тбилиси, Сухуми и Цхинвали, в которых они возьмут на себя обязательство о неприменении силы. Сама Россия отказывается подписывать такой документ, так как не признает себя стороной конфликта. Грузинская сторона же в ответ повторяет, что подпишет соглашение только лишь с Россией. По этому поводу у грузинского конфликтолога Пааты Закареишвили есть свое мнение.

"Я предложил бы абхазской и осетинской сторонам: давайте подпишем, но при этом не признаем вашу независимость. Соответственно, мы готовы подписать с вами подобный договор как между сторонами конфликта, абхазской и грузинской, осетинской и грузинской. Думаю, они не пошли бы на это и тем самым доказали, что не мира хотят, а своего признания".

В течение Женевских переговоров проблему создавали вопросы не только политического, но и гуманитарного характера,. Так например, по завершению 11 раунда грузинские села остались без оросительной воды из-за того, что грузинская сторона отказалась подавать газ Ахалгорскому району.

По словам председателя форума граждан Южной Осетии Алана Гасиева, именно гуманитарные вопросы должны стать главной темой Женевских дискуссий. А для продуктивной работы этого формата необходимо убрать из повестки дня политические вопросы.

"Это поиск без вести пропавших и задержанных без суда и следствия, которые томятся в тюрьмах Грузии. Во-вторых, это превенция каких-то конфликтных ситуаций, которые могут создаваться. Вопросы неполитического характера могут обсуждаться и в другом формате. Для этого не нужно быть политическим туристом».

От раунда к раунда все чаще звучали угрозы со стороны властей самопровозглашенных республик о том, что они вовсе прекратят участвовать в дискуссиях. Каждый последующий раунд оставляет все меньше надежд на то, что результаты будут достигнуты. Однако международные организации их не теряют и уверяют, что прежде всего важен сам факт переговоров.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG