Accessibility links

Париж стоит мессы?


На самом деле, к компетенции конкретного политика относились лишь выбор момента, расчет ресурсов, политических и военных

На самом деле, к компетенции конкретного политика относились лишь выбор момента, расчет ресурсов, политических и военных

ВЗГЛЯД ИЗ ПРАГИ---Известное выражение, что всякий народ заслуживает той власти, которая им управляет, понимается обычно в том смысле, что власть - это анамнез общества, некоторый концентрат его доистоинств и изъянов.

За минувшие два года как раз и выяснилось, что август 2008 года никак нельзя считать произволом одного не слишком умного человека, принявшего решение о восстановлении конституционного порядка вопреки обстоятельствам и общественным настроениям. На самом деле, к компетенции конкретного политика относились лишь выбор момента, расчет ресурсов, политических и военных. А само решение о нанесении неизбежного удара было принято гораздо раньше той могущественной силой, которую принято именовать народом.

И пафос обвинений, адресуемых сегодня обществом президенту, проникнут совсем не отрицанием военного насилия, а презрением к ничтожности произведенных Саакашвили расчетов рисков и последствий. Грузинский лидер, дескать, ошибся, предположив, что Россия не вмешается в ход конфликта и позволит Тбилиси завершить военную операцию. Он напрасно полагался на поддержку западных стран, которые как всегда предпочли остаться в стороне, чтобы не портить отношений с Россией. В результате, и армия, и плохо подготовленные резервисты стали легкой мишенью для могущественного врага.

Перечень вменяемых президенту ошибок пространен, но в целом все соображения сводятся к одному: скверный тактический расчет превратил верный стратегический замысел в пустую вредную авантюру, обернувшуюся для страны колоссальным ущербом. Таким образом, общество вовсе не отрицает военный путь решения проблемы восстановления территориальной целостности страны. Оно лишь обвиняет главнокомандующего в поспешности и из рук вон плохой подготовки операции. Оно готово с легкостью мириться с неизбежными жертвами среди гражданского населения. Париж стоит мессы, а возвращение утраченных земель - жизней осетин и абхазов, предавших свое историческое назначение процветать в объятиях братского народа.

Если бы Саакашвили оказался Путиным и сумел бы отвоевать Цхинвали, отправив предварительно на тот свет N-ное количество заблудших душ, то он обрел бы долгожданный статус национального лидера, воплотившего суровые и прекрасные мечты грузинского общества в жизнь. Само это общество каким-то образом отличает себя от российского, которое точно также выбирало войну в Чечне, предоставив Путину право вести ее самыми бесчеловечными методами.

На различных форумах, обсуждающих август 2008 года, грузинские участники уже давно научились отвечать своим оппонентам саркастической формулой- “Ну да, расскажите-ка нам про спящий Цхинвали, который расстреливали грузинские ГРАДЫ.” Я не очень понимаю смысл этой иронии. Или понимаю - имеется в виду, что либо этого не было вообще, или что расстрел был вынужденный мерой. Эти умонастроения абсолютно совпадают с российской аргументацией в пользу разрушения Грозного и убийства тысяч чеченцев. Этого либо не было вообще, либо было оправдано теми зверствами, которые чеченцы чинили над русскоязычным населением Чечни.

Мне кажется, что вывод из всего сказанного достаточно очевиден. Грузинам, чтобы решить проблему то ли восстановления территориальной целостности, то ли конституционного порядка следует одолжить себе Владимира Путина, хотя бы на время. Потом его вновь можно будет вернуть России. Но ни секундой раньше момента, когда он успешно завершит тот путь, на который не слишком удачно вступил его грузинский коллега.

Ранее по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG