Accessibility links

14 августа исполняется очередная годовщина со дня начала войны в Абхазии. Первой крупной войны после получения независимости. Войны, которая привела к потере территорий, массовому исходу беженцев, и полнейшей неопределенности в вопросе целостности страны.

Об этой войне сказано очень многое. Но на мой взгляд стоило бы посмотреть на нее с другого угла.

Как известно, у каждого человека бывает период затмения – когда из-за различных стрессов он теряет голову. Наверное у каждого из нас либо был такой период, либо мы видели его на примере наших друзей и близких – когда вроде бы нормальный человек превращается в мину замедленного действия.

Страны и народы - они как люди. У наций также бывают периоды затмения. В русском языке это называется смутой. Но это только одна из разновидностей затуманенного сознания нации. Классический случай – Германия 30-х годов, когда под воздействием стрессов, экономического упадка, и национального унижения, немецкий народ – один из самых рафинированных, высококультурных, и образованных народов мира – превратился в сборище людоедов.

Начало 90-х было периодом затмения для Грузии. Понятно почему. Последние десятилетия СССР грузинский народ привык мало работать, и много потреблять. В результате нация потеряла малейшие навыки к самоорганизации.

После развала СССР стало совершенно очевидно, что брежневское благосостояние Грузии – это благосостояние паразита, присосавшегося к огромному организму. Организм умер, а паразитические привычки остались.

В итоге грузинский народ оказался полностью дезориентирован. Навыки существования в плановой экономике, образ жизни, система ценностей – все это стало полностью никчемным и бесполезным всего за какие-нибудь 2-3 месяца. В этот период Грузия окунулась в полный и абсолютный хаос. Люди, с виду вроде бы нормальные, озверели, и стали делать непонятно что, и непонятно зачем.

14 августа 1992 года – это не была война, начатая государством, спланированная, и организованная, преследующая прагматичные цели. Это было очередное, иррациональное, и необдуманное судорожное движение страны, находящейся в состоянии помутнения рассудка.

Можно конечно принять к сведению аргументы, которые объявлялись причиной ввода войск в Абхазию – к примеру, случаи грабежа поездов. Кстати, полная чушь – поезда грабили в Западной Грузии, в особенности, в Зугдидском районе, и Абхазия к этому не имела никакого отношения.

При этом очевидно, что к тому времени ситуация в Абхазии была на грани взрыва - абхазские власти шаг за шагом создавали независимые структуры, в которых не было места для грузин (45% населения). По большому счету, война была неизбежна.

Но именно 14 августа в республике ничего не происходило – в отличие от 08.08.08 – поэтому вход грузинских войск нельзя считать оправданным в тот, конкретный момент.

Грузинское военное руководство, которое совсем не планировало воевать по-серьезному, уже в сентябре поняло, во что вляпалось, и попыталось по-быстрому отыграть назад - свидетельство тому – соглашение между Ельциным, Ардзинба, и Шеварднадзе, после которого грузинские войска за небольшим исключением были выведены из республики.

Однако военный джинн был выпущен из бутылки, и случилось то, что уже всем хорошо известно.

С высоты сегодняшнего дня очевидно, что у Грузии не было ни малейшего шанса на достойное завершение войны (не упоминаю слово «победа» - его смысл другой). Были на то серьезные внутренние причины - гражданская война, отсутствие нормальной армии, постоянный дефицит средств, нехватка боеприпасов, и развал всего, что может развалиться.

Были и внешние причины – против Грузии воевал весь Кавказ, а роль России, хоть и не так явно, как в августе 2008-го, все же была решающей.

Странно не то, что мы проиграли войну – странно, что мы продержались целый год.

После этого прошло много-много лет. Массовое помутнение разума в Грузии давно закончилось. Народ постепенно адаптировался к новым условиям.

Однако сделанного не воротишь. Ошибка допущенная в период смуты до сих пор является главной головной болью Грузии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG