Accessibility links

Гурам Одишария: Сочувствие спасет не только наше общество, но и планету


Гурам Одишария

Гурам Одишария

ПРАГА -- Гость недели – грузинский писатель Гурам Одишария. 14 августа 1992 года войска Госсовета Грузии вошли на территорию де-факто республики Абхазия. Гурам Одишария жил тогда в Сухуми. Грузино-абхазский конфликт, можно сказать, проходил на его глазах.

Кети Бочоришвили: Мы с вами знакомы уже много лет, так получилось, что я раньше познакомилась с вами, потом прочла ваши книги. И это было совершенно иное ощущение какой-то готовности априори принять вашу позицию по отношению к тому, о чем вы пишете. Мне кажется, этому способствовал дух ваших книг, в основе которых лежит не вражда, а любовь к ближнему. С тех пор прошло много времени, отношения между двумя сторонами конфликта, не хочу и боюсь говорить между грузинским и абхазским обществами, становятся все больше непримиримыми и отчужденными. Поправьте меня, если я ошибаюсь. Но ваши ранние книги мне кажутся более оптимистичными, чем современные.

Гурам Одишария: Спасибо, Кети, за такие слова в адрес моих книг. Можно согласиться с вами в том смысле, что ранние книги были оптимистичны. Но прошло более 20 лет. Особенно после августа 2008 года очень многое изменилось, что не дает возможности для оптимизма.

Кети Бочоришвили: Это касается отношений обществ? Отношения абхазов к грузинам и грузин к абхазам?

Гурам Одишария: Люди, которые были друзьями, дружат по сей день. Несмотря на все сложности, особенно последнего периода, они не теряют друг друга. Я был в прошлом году в Сухуми, встречался со многими. Они как бы доверяют своим друзьям, государству, Грузии, к сожалению, нет. Мы не смогли многое сделать. Видимо, были допущены ошибки. Не только с нашей стороны. И чем дальше, тем конфликт становится глобальнее, и на данном этапе невозможно его урегулировать. Эта война не должна была существовать в природе, но история не любит лирику. Случилось то, что случилось. Абхазский писатель, ныне покойный, мой друг, мы вместе учились, Даур Зантария писал: когда люди перестают говорить, теряют возможность диалога, тогда приходит война. И Эта война пришла. Вначале это можно было урегулировать очень легко. Я в этом уверен. Можно было избежать войны. И в этом я уверен, у меня свои аргументы. Об этом можно долго говорить. К сожалению, ситуация сейчас абсолютно другая.

Кети Бочоришвили: И тем не менее, вы продолжаете встречаться с представителями неправительственных абхазских организаций, вы недавно встречались здесь в Праге с ними. Какие у вас впечатления от встречи, вы по-прежнему считаете, что их надо продолжать? Ведь уже очень многие авторитетные политологи заявляют, что народная дипломатия потерпела крах и что деньги международных организаций только подливают масло в огонь в отношениях между двумя обществами.

Гурам Одишария: Когда эти встречи начинались, в 1997-98 годах, я был уже тогда участником, и я всегда старался, чтобы между людьми мосты не были сожжены. Может, в государственном плане сожжены, но чтобы между людьми такого не случилось. В народной дипломатии было то, чего не могут сделать политики. То есть люди, которые принимают решения. Они делают большое дело, и обязательно эти встречи надо продолжать, все время.

Кети Бочоришвили: А у простых абхазцев какое отношение к этим встречам?

Гурам Одишария: К великому сожалению, в Абхазии, да и у нас, не очень-то пропагандируют, и очень многие в Абхазии не знают даже об этих встречах. Иногда это делается тайком, скрывается. Допустим, недавно там был показан по телевидению фильм Мамуки Купарадзе, это было неожиданно для жителей Абхазии. Поэтому необходимо, чтобы грузины и абхазы знали о таких встречах, какие выводы делаются, почему встречаются, что за смысл такой... Неинформированность – первый враг эффективности.

Кети Бочоришвили: Гурам, а как вообще ваши книги там принимают?

Гурам Одишария: У меня есть такая книга «Кот президента», роман называется так. Это книге об очень интересном человеке - Михаил Темурович Бгажба, он был секретарем обкома, потом когда его уволили, переживал, он был параллельно ученым, старался получить Нобеля и так далее. С этим человеком связано много экзотических историй. Я собрал эти истории, которые рассказывали и абхазы, и грузины. И когда я был в Сухуми, знакомые да, читали. Но незнакомые подходили на улице, знакомились, говорили, что эту книгу читали. Я как автор был рад, что в моем родном городе, который я люблю и не перестаю любить и уважать всех тех, которые там живут, жили и будут жить, для меня это очень приятно.

Кети Бочоришвили: Меня в вашей книге впечатлила та история с абхазом, который долго не мог смириться с тем, что грузин Баджа давно не его сосед, и всегда, приняв лишнего, стоял у окна и настойчиво его звал. Если говорить образно, вы все еще верите, что какая-то тоска друг по другу у грузин и абхазов еще существует? Или это уйдет, как только уйдет старое поколение, которое еще помнит годы совместной жизни?

Гурам Одишария: Те, которые помнят, жили с любовью и уважением, тоскуют друг о друге. Очень много грузин и абхазов встречал. Но это поколение уйдет, и новое – другое измерение. Другая молодежь, другие интересы. Может, они тогда лучше поймут друг друга? Я почему-то в этом уверен. Я встречаюсь с ними тоже. Это светлое поколение идет, и они не будут жить так, как мы - с ошибками.

Кети Бочоришвили: А вы никогда не наступаете себе на горло, имею в виду в ваших книгах. Даже если понимаете, что тот или иной описанный вами эпизод или высказанная точка зрения явно идет вразрез или с настроением общества, или с позицией, то есть может, хотя бы из тех соображений, чтобы не наступить на рану, не вызвать каких-то негативных эмоций.

Гурам Одишария: Да, конечно, я всегда стараюсь не обижать человека. Сегодня всем очень трудно, особенно в конфликтных зонах. Как говорится, иногда бывает такой момент, когда в доме повешенного не говорят о веревке. Сочувствие, я уверен, то чувство, которое спасет не только наше общество, но и спасет планету вообще.

Кети Бочоришвили: Говорят, что вы уединились где-то у берега моря. Это для вдохновения, или вам надо что-то упорядочить в собственных мыслях? Во взглядах на жизнь или на ту проблему, которая так и продолжает вас мучить?

Гурам Одишария: Я родился в маленьком комфортабельном городе Сухуми и немного устал от такого большого мегаполиса, как Тбилиси. Захотелось временами жить отшельником. И построил маленький коттедж недалеко от Кобулети, 400 м. до моря, и тут я чувствую себя великолепно. Коктейль морского воздуха и растений меня возвращает в родной город. Работаю параллельно над двумя книгами. И старые воспоминания очень помогают писать. Особенно Черное море.
XS
SM
MD
LG