Accessibility links

Косовский прецедент – взгляд изнутри


Памятник Биллу Клинтону в Приштине

Памятник Биллу Клинтону в Приштине

МОСКВА---Приближается вторая годовщина признания Россией независимости самопровозглашенных республик Абхазия и Южная Осетия. Событие, серьезно повлиявшие на международные отношения и расклад сил на Южном Кавказе останется, пожалуй, неразрывно связано с другим изменением на геополитической карте Европы – провозглашением независимости Косово. Как сегодня живут в Косово? Об этом расскажет, совсем недавно побывавшая там Варвара Пахоменко, сотрудник организации «Правовая инициатива по России».

В столицу Косово я ехала на автобусе из соседней Черногории. И хотя эта страна сама получила независимость от Сербии всего двумя годами ранее, в Подгорице меня отговаривали ехать, мол, там небезопасно и вообще странные они, эти косовары. Один автобус в сутки, собиравший пассажиров по всей Черногории, шел полупустой. Из пассажиров автобуса половина были европейские туристы. На границе водитель собрал у всех паспорта и вернул их уже с косовскими штампами.

Приштина встречала рассветом, вывесками на непонятном албанском языке и кофе за один евро. В Косово эту валюту ввели в явочном порядком, не входя в зону евро. Город поразил. Ожидала увидеть небольшой провинциальный, наскоро восстановленный балканский городок. Все оказалось не так. С высоты холма, на котором покоится бывший президент Косово Ибрагим Ругова, видно, что город тянется куда-то за холмы. Численность населения сейчас оценивается от 500 до 600 тысяч человек. В несколько раз больше того, что было в 1989 году и почти в два раза больше приблизительных оценок 1999 года. А еще город невероятно похож на Стамбул, только совсем новый. Такие же магазины и кафе на улицах, кварталы, целиком превращенные в рынки и мечети, старые и новые. А вот единственная встреченная в центре городе христианская церковь не восстановленна и обнесена колючей проволокой. Вокруг пустырь. Назвать это место колыбелью сербского православия сейчас язык не повернется. Международное присутствие тоже видно везде: машины с символами ООН, билборды с рекламой миротворческих миссий, памятник Биллу Клинтону, и, одновременно с этим, надписи на стенах, предлагающие убираться домой Миссии Европейского союза по соблюдению законности, размещенной в регионе одновременно с провозглашением независимости. Еще очень много совершенно выбивающихся из этого пусть и нового, но восточного города, современных европейских зданий из стекла и бетона. Кажется, что местные обходят их стороной, и вообще, особенно ранним утром, на улице заметны люди с немного безумными глазами. Для них, кажется, война еще не стала прошлым даже в этом, получившем второе рождение городе. Но при этом все невероятно гордятся признанием – силуэт территории Косово повсюду. Некоторые, говорящие на английском местные объясняют, что почти все население Приштины сейчас албанцы. После войны не осталось не только сербов, но и изгнанных вместе с ними цыган, почти нет турок. Рассказывают, что Приштина растет очень быстро, все едут сюда в надежде найти работу, но работы нет. И прежде, во времена Югославии край Косово и Метохия был одним из самых отсталых в экономическом отношении. Сейчас здесь тоже почти ничего не производится. Все надеялись, что после признания, хлынут деньги. Деньги, конечно, пришли: и от международных структур, и от албанцев из-за границы, но не так много. Говорят, что край традиционно коррумпирован и большую роль здесь играет организованная преступность. В Приштину даже посылали международных экспертов для расследования того, как расходовались средства: около 3 миллиардов евро, выделенных Евросоюзом, и еще более 4 миллиардов долларов из других стран. И это все на 2 миллиона жителей. Видимо, эта коррупция несравнима с российской и югоосетинской масштабами. В процентном отношении Россия на Южную Осетию выделила в несколько раз больше: почти миллиард долларов на 30 тысяч жителей. А Цхинвали так и стоит невосстановленным.

XS
SM
MD
LG