Accessibility links

Будет ли услышан глас вопиющего?


ОМОН Чеченской Республики на параде

ОМОН Чеченской Республики на параде

МОСКВА---Поразительно, что на фоне царящего сегодня в Чечне произвола и террора со стороны властей по отношению к населению, все еще встречаются почти безнадежные ситуации, когда человек находит в себе мужество защищать свои права и аппелировать к различным инстанциям как внутри России, так и за ее пределами.

Поток позитивных новостей из Чеченской Республики был на прошлой неделе пресечен неожиданным известием о нападении отряда боевиков на село Центорой. Впрочем, об этом говорили много. Незамеченым осталось другое известие. Дальнейшее развитие дела Ислама Умарпашаева, единственного, пожалуй, человека за последний год не только похищенного, но после этого освобожденного и продолжившего борьбу за свои права.

11 декабря прошлого года Ислам Умарпашаев был похищен сотрудниками силовых структур Чеченской Республики. Его родители бросились писать заявления. Обратились во всевозможные силовые структуры, но лишь 28 декабря было возбуждено соответствующее уголовное дело. Родители подали жалобу в Европейский суд по правам человека, и тот предпринял действия согласно срочной процедуре, сделав соответствующие запросы Российской Федерации. И 2 апреля 2010 года Ислам Умарпашаев был освобожден.

Однако после освобождения он не выполнил условия, поставленного перед ним. От него требовали, во-первых, написать заявление о том, что все это время он находился в Дагестане и не сообщал об этом родителям. А во-вторых, он должен был убедить родственников отозвать заявление из Европейского суда по правам человека.

Ислам Умарпашаев обратился в комитет против пыток, работающему в Нижнем Новгороде. Правозашитники начали сопровождать это дело, добиваться расследования возбужденного еще в прошлом году уголовного дела о похищении Умарпашаева. И сразу же началось давление на его семью. 12 апреля 2010 года отец и брат Ислама были доставлены в один из райотделов внутренних дел Чеченской Республики, где от них путем психологического давления добивались, во-первых, возвращения родственника обратно в Чечню, а во-вторых, отказа от ранее данных показаний. Было очевидно, что в Чечне расследование похищения Ислама Умарпашаева невозможно просто потому, что следствие работает против заявителя.

Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин даже написал главе следственного комитета письмо, в котором просил об изменении подследственности по этому делу, передачи расследования дела в какой-то регион, где следователи были бы более свободными в своих действиях. Бастрыкин тогда отказал в изменении последственности, сказав, в частности, что есть такой механизм, как защита свидетеля, и если нужно, он будет включен. И вот, наконец, 30 июля 2010 года следователем следственного управления следственного комитета при прокуратуре по Чеченской Республике было вынесено постановление о применении мер государственной защиты к Исламу Умарпашаеву и членам его семьи.

Однако, в первый же день, когда центр государственной защиты приступил к исполнению своих обязанностей, его оперуполномоченный посадил отца и брата Умарпашаева в машину и отправился в ту силовую структуру, которую Умарпашаев и обвинял в похищении и незаконном содержании в течение нескольких месяцев – в ОМОН Чеченской Республики.

Отец и брат Умарпашаева написали заявление, как в течение нескольких часов от них требовали отказаться от ранее написанных заявлений и добиться возвращения родственника в Чеченскую Республику, угрожая, в противном случае, его смертью. Что делать в этом единственном деле, где человек, ставший жертвой похищения, пытается защитить свои права.

Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин написал новое письмо, на этот раз в руководство Южного федерального округа Российской Федерации. Мы надеемся, что подследственность по этому делу будет изменена, и что дело о похищении и незаконном содержании в течение нескольких месяцев Ислама Умарпашаева будет расследовано.
XS
SM
MD
LG