Accessibility links

ПРАГА---Большинство осетинских блогеров в первые сентябрьские дни продолжают размышлять над бесланской трагедией. В этом году пострадавшие шесть лет назад люди так и не дождались слов сочувствия от руководителей России. Государственные российские СМИ рассказывали о мероприятиях в Беслане под рубрикой “Траур в Осетии”, как будто бы этот траур ко всей остальной стране уже отношения не имеет. Как в Северной, так и в Южной Осетии в дни шестой годовщины бесланского теракта прошли мероприятия, рефреном на которых звучала мысль – нельзя забывать эту трагедию.

Не позволят забыть бесланский теракт и блогеры. Одним из самых посещаемых в эти дни стал блог Агунуа. Под этим ником ведёт свой блог бывшая бесланская заложница. Её свидетельства словно хроника трагедии шестилетней давности.

“Рядом со мной , в спортзале, сидел мальчик из параллельного класса и явно уже был не в себе, - пишет Агунуа. - Просил у нас наши номера телефона, обязательно хотел их запомнить и набрать, когда мы выйдем оттуда. А когда увидел сосуд с мочой, стал швырять его и кричать нам, чтобы мы не пили “это масло”. Дико хотелось спать. Я уже мечтала не столько об освобождении, сколько о смерти, потому что это казалось более вероятным исходом. А хотели в третий день мы только одного – конца. Любого конца, лишь бы все это кончилось.

...Время от времени боевикам звонили, и они все (как нам казалось, наверное) пересказывали заложникам. "Из Чечни выводят войска, - сказали они. - Если эта информация подтвердится, мы начнем вас понемногу выпускать". И тут мне первый раз за все эти три дня захотелось заплакать, потому что появилась надежда, что мы вырвемся оттуда. А потом… Я просто потеряла сознание, а когда очнулась, надо мной горела крыша, все падало, кругом лежали люди. И первое, что я увидела, когда я поднялась – горящий и обожженный труп одного из террористов на стуле, под разорвавшимся снарядом, которого заливал ведром с водой другой боевик. Они стали кричать о том, чтобы живые поднимались и выходили из спортзала в коридор. Не знаю почему, но мы с Мамой встали и пошли... Я увидела тело маленькой и худой девочки, а когда посмотрела выше шеи, поняла, что просто не вижу верхней половины черепа, какое-то бело-красное месиво над красивым, но мертвым личиком. Это был самый страшный и жуткий момент, наверное, тогда ко мне пришло осознание того, что это все реально.

Бесланчане стремятся распространить правду. Но это у нас плохо получается. Расследование идет уже 6 лет и не сдвигается с мертвой точки. Все вопросы, которые у нас имелись тогда, остаются и по сей день. Это – моя правда, может местами слишком откровенная, иногда даже жестокая и тошнотворная.

“Уже шестой год первого сентября я бываю в школе. В первой школе города Беслан, - пишет в своём блоге журналист Заур Фарниев. - Для меня этот праздник никогда уже праздником не будет. Как не будет и для многих. И, может, неправ я был, когда сегодня сказал, что хорошо бы, чтобы по Всей Осетии День Знаний перенесли хотя бы на несколько дней. Вадим не согласился. Он сказал, что для детей это одно из самых радостных событий в жизни, так пусть оно таким и останется. Потому что за ошибки взрослых дети платить не должны. Ни своей радостью, ни своей жизнью”.

Тема Беслана присутствует и в блоге руководителя администрации главы Северной Осетии Сергея Такоева:

“Случилось худшее, но идет время. Постепенно жизнь налаживается: некоторые из ребят, побывавшие тогда в заложниках, уже закончили вузы, другие – только стали студентами, кто занимается спортом, искусством, наукой. Самое главное, что за годы с момента трагедии Беслан не стал “мертвым городом”. Наоборот, в городе значительно увеличилась рождаемость, создаются новые семьи, отмечаются праздники, а значит Беслан жив! Мне бы хотелось пожелать всем бесланцам счастья, здоровья и успехов! А нам всем, не ждать подобных поводов, для того чтобы понять, что сила в единстве. Научиться работать и творить, быть мудрее и сильнее, чтобы НИКОГДА больше не допустить беду на нашу землю!”

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG