Accessibility links

Родной город, Владикавказ


А полем битвы между ними в последние годы стал и мой родной город, Владикавказ

А полем битвы между ними в последние годы стал и мой родной город, Владикавказ

ПРАГА---Когда видишь по телевизору или на экране компьютера кадры взорванных террористами людей, становится больно и страшно. Когда на видеокадрах или фотоснимках изображены твои соотечественники и кварталы родного города, к этим же чувствам добавляется гнев.

Приходит ощущение, что террористы метили не только в тебя, но и в твоё прошлое. Воспоминания детства, как правило, самые светлые и счастливые. Внимательно рассматриваю фотографии с места теракта: жертвы и пострадавшие, горит автомобиль, залитый кровью асфальт. Взгляд задерживается на здании и память против воли отвлекает от ужаса сегодняшнего дня.

Вот в этот магазин канцтоваров мы бегали за карандашами и школьными тетрадями, на втором этаже магазины продавались наручные часы, но о них мы только мечтали и только ими любовались. Рядом располагался книжный магазин. На тротуарах мы покупали дешёвые, но очень вкусные чебуреки, на углу – горячую кукурузу. Тут же можно было приобрести огромный сладкий арбуз. Рынок в кавказском городе – это отдельный мир, со своей жизнью.

В марте 1999 года взрыв на рынке – буквально в пятидесяти метрах от нынешнего места теракта - унёс жизни 52 человек. Моя 80-летнея бабушка, которая бывала на этом рынке чуть ли не ежедневно, восприняла гибель этих людей настолько близко, что сама слегла через десять дней с инсультом, а в последний день того же месяца умерла. Я считаю её тоже жертвой теракта. А вчера мою маму защитил от осколков на рынке огромный грузовик-фургон, с кузова которого продавали яйца. Она прошла через центральные ворота рынка за десять минут до взрыва и направилась к тому самому фургону.

Мой родственник в прошлом году возглавлял охрану центрального рынка и ещё в прошлом году в дежурной комнате показал мне муляж гранаты. Этот муляж пытались тайно пронести на территорию рынка во время проверки. Охрана не дремала, муляж обнаружила. Мой родственник - бывший милиционер. До этого нёс службу в Пригородном районе, сразу после вооруженного осетино-ингушского конфликта. Бронежилет тогда не снимал сутками. Часто рисковал жизнью. Правительство принимало постановления о социальных гарантиях милиционеров в зоне конфликта. Но в результате многие всё равно были обмануты и остались без денежных выплат, в том числе и мой родственник. Он об этом рассказывал не без обиды на государство, продолжая служить ему в качестве начальника охраны центрального рынка Владикавказа.

Никогда ещё не публиковали столь откровенно-жестоких снимки с мест терактов, как вчера это сделали многие сайты. Это говорит о том, что в войне, объявленной российскому государству террористами, пока побеждают последние. А полем битвы между ними в последние годы стал и мой родной город, Владикавказ.
XS
SM
MD
LG