Accessibility links

Есть ли выход из осетино-ингушского кризиса?


Жители Северной Осетии требуют усилить меры безопасности - перекрыть границу с Ингушетией

Жители Северной Осетии требуют усилить меры безопасности - перекрыть границу с Ингушетией

ВЛАДИКАВКАЗ---После теракта на владикавказском рынке в Северной Осетии очередной всплеск антиингушских настроений. Установлено, что для совершения теракта во Владикавказе была использована автомашина, зарегистрированная в Ингушетии. За несколько часов до взрыва она пересекла административную ингушско-осетинскую границу. Водитель предъявил удостоверение на имя Магомеда Арчакова 1982 года рождения. Однако, как сообщает газета «Время новостей», человек с такими данными погиб в начале года от удара электротока, работая на подстанции. Жители Северной Осетии требуют усилить меры безопасности - перекрыть границу с Ингушетией.

Взаимоотношения с жителями Ингушетии после вооруженного конфликта 1992 года стали для жителей Северной Осетии сложной темой. После очередного теракта и заявлений об «ингушском следе», во Владикавказе заметно прибавилось радикально настроенных людей. Вот что, например, мне сказали студенты владикавказских ВУЗов:

«Дальше будет точно такое же: теракт за терактом. Не надо с ними связываться. Они, думаю, нам завидуют, нашей жизни»; «Я думаю, не стоит с ними больше дружить, слишком много людей погибает»; «Те, кто совершают подобные террористические акты, пускай они отвечают по-закону. Улучшать отношения... Главное, чтобы мир был на земле. Не все ингуши виноваты, наверное».

Представители общественно-политических кругов Северной Осетии считают, что надо использовать методы народной дипломатии. Однако о причинах терроризма мнения самые разные.

«Методы народной дипломатии всегда работали эффективно на Северном Кавказе. Я думаю, несмотря на то, что мы живем в современном, глобальном мире, но то, что было сто лет назад работает и сегодня, точно так же, как это было тогда. Если нет личного доверия двух народов друг к другу, этого доверия не будет и завтра. Вся проблема заключается в том, что 70% населения Северного Кавказа находится в состоянии абсолютной бедности. Правда, в последнее время говорят, что будут создаваться рабочие места, такие рекреационные зоны, как, например, в Северной Осетии - Мамисон. Есть проект Мамисон. Но обществом это воспринимается как проекты- пустышки, с целью откачивания денег из федерального бюджета», - говорит профессор, доктор социологических наук Хасан Дзуцев.

Лидер североосетинского отделения партии Яблоко Анатолий Сидаков утверждает что:

«Если Москва перестанет финансировать коррупционеров в северокавказских республиках, тогда теракты сойдут на нет».

Осетино-ингушские отношения переживают очередной кризис. Удастся ли выбраться из него и за какой срок? Эксперты ищут сегодня ответы и на эти вопросы.

* * * * * * * * * *
На административной границе Ингушетии и Северной Осетии стал скапливаться транспорт. Сотрудники североосетинского МВД усилили режим досмотра, что создало многокилометровые пробки. В Ингушетии в этом усматривают попытку властей Северной Осетии ограничить въезд в республику ингушей. С представителем назрановского офиса правозащитной организации “Мемориал” Тимуром Акиевым беседовал главный редактор “Эхо Кавказа” Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Начнем с ситуации на границе. Насколько эта ситуация создает неудобства гражданам республики?

Тимур Акиев: Проезд через границу не запрещен. Люди могут ездить из Северной Осетии в Ингушетию и наоборот. Однако проезд затруднен из-за того, что после теракта во Владикавказе введен усиленный режим на пограничном посту между Северной Осетией и Ингушетией. В чем это выражается? Каждая машина тщательно досматривается. Водитель должен выйти из машины и зарегистрироваться на посту. Обычно на оформление одной машины уходит в среднем около 15-20 минут, что создает пробки. И из-за этого люди вынуждены простаивать по нескольку часов в ожидании своей очереди. Это единственное осложнение, которое сегодня есть при пересечении границы. Хотя к нам поступает информация о том, что бывают стычки между сотрудниками милиции, которые несут службу на посту, и ингушами, которые проезжают через этот пост. Есть информация, что сотрудники милиции ведут себя грубо по отношению к ингушам, оскорбляют их, что вызывает ответную агрессию. Но пока значимых конфликтов с задержанием не зафиксировано. В целом ситуация остается более-менее спокойной.

Андрей Бабицкий:
Как эта ситуация может развиваться? Снизится ли через какое-то время острота этих конфликтов или может возникнуть долгосрочная проблема во взаимоотношениях?

Тимур Акиев: То, что это однозначно скажется на осложнении осетино-ингушских отношений, можно говорить уже сегодня. На какой срок эти проблемы усилятся - пока трудно сказать. Все зависит прежде всего от позиции федеральной власти. Она должна отреагировать и вмешаться если возникнут серьезные проблемы у ингушей на территории Северной Осетии. Федеральная власть должна обеспечить главенство закона. Другой вопрос, что антиингушские настроения опять реанимировались на бытовом уровне в Осетии. Они появились после Беслана. Были призывы о закрытии границы, о выселении ингушей. Сейчас происходит тоже самое, такие же призывы раздаются со стороны простых жителей и такого рода высказывания звучали на стихийном митинге во Владикавказе: пока ингуши живут в Северной Осетии, покоя простым людям не будет. Это огорчает и настораживает. Потому что если этот процесс сейчас выйдет из-под контроля, это может привести к более серьезным последствиям. Не исключено, что у России появится еще одна конфликтная точка.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG