Accessibility links

Проектирование будущего


После того, как на прошлой неделе Сергей Багапш в ходе своей пресс-конференции с возмущением упомянул о распространенной в Тбилиси дезинформации – что он якобы собирается срочно вернуть в Абхазию сто тысяч грузинских беженцев, я нашел в Интернете и заново

После того, как на прошлой неделе Сергей Багапш в ходе своей пресс-конференции с возмущением упомянул о распространенной в Тбилиси дезинформации – что он якобы собирается срочно вернуть в Абхазию сто тысяч грузинских беженцев, я нашел в Интернете и заново

СУХУМИ---После того, как на прошлой неделе Сергей Багапш в ходе своей пресс-конференции с возмущением упомянул о распространенной в Тбилиси дезинформации – что он якобы собирается срочно вернуть в Абхазию сто тысяч грузинских беженцев, я нашел в Интернете и заново перечитал интервью политолога Мамуки Арешидзе, где данная “информационная бомба” в свое время появилась. Помнится, тогда, в июле, я решил никак не откликаться на нее в СМИ в виду ее полной нелепости.

Наверное, примерно так же рассуждали и другие наблюдатели в Абхазии. Промолчали и даже самые упертые и склонные к подозрительности абхазские оппозиционеры, понимая, думаю, что раскручивание темы будет однозначно воспринято в обществе как поклеп на президента Абхазии и сможет снизить разве что их собственный рейтинг. Так что если у кого-то был расчет на возникновение скандала в абхазском обществе, то он оказался просчетом.

Для меня до сих пор, признаюсь, остаются загадкой предыстория и обстоятельства появления того самого интервью авторитетного грузинского эксперта тбилисской газете “Асавал-дасавали”, изложенного потом и российским иформагентством REGNUM. Вот и участники обсуждения на интернет-форуме тогда недоумевали: что за бред, что за туфта, ведь не первое же апреля на дворе… Вот какой проект урегулирования изложил также в Мамука в том интервью:

“Согласно этому проекту, недавно опубликованному на одном из российских сайтов и якобы предлагаемому российскими аналитиками, Россия планирует создать в Абхазии и Цхинвальском регионе две конфедерации. Абхазию предполагается разделить на две части - по реке Кодори, одну из которых будет контролировать администрация, укомплектованная абхазами, другую - администрация, состоящая из местных грузин. Более того, в южной части Очамчирского района планируется основать новый город под названием Сухуми, а "старый" будет носить название Сухум. На две части с аналогичной схемой управления планируется разделить и Южную Осетию. Причем части обеих конфедераций будут не вправе отделяться без взаимного согласия. Курировать эти конфедерации будут международные администрации, укомплектованные представителями России, США, Европы, международных организаций. Все это предполагается реализовать после признания Грузией независимости Абхазии и Южной Осетии. Взамен грузинским властям заявят о готовности вернуть на эти территории грузинских беженцев”.

Кто-то из участников интернет-обсуждения вспомнил, что этот проект вот уже года два-три упорно двигает некий российский юзер Аристарх Космоплетов. Конечно, никто нигде этот абсурдный проект всерьез обсуждать не стал. Но меня он побудил восстановить в памяти историю появления подобных так называемых компромиссных планов грузино-абхазского урегулирования.

Вспоминаю, как еще в июле 1991 года у меня состоялся любопытный разговор с лидером грузинских неформалов, как тогда было принято говорить, в Абхазии Нугзаром Мгалоблишвили. До начала грузино-абхазской войны оставалось еще более года, еще существовал Советский Союз, но обстановка в Абхазии была тревожной. Это был частный разговор, не для печати. Не помню уже, как, но у нас зашла речь о том, возможен ли вариант такого “компромиссного” территориального раздела Абхазии, который развел бы живущих в Абхазии грузин и абхазов по двум государственным образованиям. К моему удивлению, у господина Мгалоблишвили уже был готов такой план; подойдя к висевшей в комнате карте Абхазии, он провел рукой по течению Гумисты – к востоку будет грузинское государство, к западу – абхазское.

“То есть Сухуми вы оставляете себе?” – уточнил я. “Да, конечно”. Я был шокирован, ведь иными словами собеседник предлагал мне, если хочу жить в своем национальном государстве, продавать сухумскую квартиру и перебираться куда-нибудь за за Гумисту!..

Во время войны, когда я жил и работал в Гудауте, не раз вспоминал тот разговор: ведь в общих чертах план Мгалоблишвили был после августа 1992 года осуществлен. Больше того, после войны в абхазских СМИ много с возмущением говорили об опубликованной где-то карте такого раздела, предложенного кем-то на Западе. Однако, не думаю, что это или что-то подобное в какой-либо форме могло во время войны появиться хоть в одной грузинской газете; представляю, какой шквал негодования это вызвало бы у множества читателей: “А почему мы должны отдавать нашу Бичвинту, нашу Гагру?”.

В послевоенное время уже новые подобные планы время от времени “вбрасывались” как правило, каким-нибудь анонимом, в России, вызывая дружное негодование по обе стороны Ингура. Совсем свежий пример – статья в московской англоязычной газете российского эксперта Дмитрия Тренина, где он, в частности, предлагает Грузии признать независимость Абхазии взамен на получение Гальского района. Разумеется, и этот “прожект” был обречен на отношение к нему как к провокационному, причем как в Сухуме, так и в Тбилиси. Грузины верят, что когда-нибудь они все же доберутся до журавля в небе, а абхазы… Им-то, собственно, от грузин уже ничего не надо, их вполне устраивает статус-кво.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG