Accessibility links

Журналисты на линии фронта информационной войны


О том, в каких условиях и как работали их коллеги, рассказали гендиректор телеканала “Абаза-ТВ” (во время войны он был директором Абхазского телевидения) Руслан Хашиг

О том, в каких условиях и как работали их коллеги, рассказали гендиректор телеканала “Абаза-ТВ” (во время войны он был директором Абхазского телевидения) Руслан Хашиг

СУХУМИ---Конец сентября в столице Абхазии уже многие годы окрашен в яркие, праздничные тона: 27-го здесь отмечается очередная годовщина “освобождения Сухума в ходе Отечественной войны народа Абхазии”, а 30-го – освобождения всей Абхазии. В Тбилиси, наоборот, 27 сентября – это печальная дата, “день падения Сухуми”, 30 сентября же, насколько знаю, вообще никак в календаре памятных дат не отражено и не отмечается.

Вчера в Союзе журналистов Абхазии состоялась посвященная предстоящей на следующей неделе 17-й годовщине Победы, как называют эту дату у нас в народе, встреча журналистов абхазских СМИ, принимавших участие в освещении военных событий 1992-1993 годов. О том, как работали тогда эти СМИ, не раз за прошедшие годы писалось в периодической печати и книгах, но вот такой встречи еще ни разу не проводилось. И неудивительно, что всем собравшимся хотелось поделиться своими воспоминаниями и встреча, которую вел председатель Союза журналистов Сергей Квициния, затянулась на два с половиной часа.

Прежде всего, участники встречи почтили минутой молчания память погибших на войне абхазских журналистов – сотрудника Абхазского телевидения Анзора Кварчелия, павшего при освобождении Гагры, и других.

О том, в каких условиях и как работали их коллеги, рассказали гендиректор телеканала “Абаза-ТВ” (во время войны он был директором Абхазского телевидения) Руслан Хашиг, возглавлявший тогда Абхазское радио Владимир Хашба, сотрудник газеты “Апсны” Владимир Капба, редактор газеты “Республика Абхазия” Виталий Чамагуа, военный корреспондент, ныне сотрудник Абхазского телевидения Екатерина Бебия, а также Светлана Корсая, Нугзар Салакая, Вахтанг Абхазоу, Юрий Аргун и другие. Особый интерес вызвало выступление приехавшего из Нальчика Юсупа Гукетлова, который во время войны готовил передачи про защитников Абхазии для Кабардино-Балкарского телевидения. Подавляющее большинство выступало на абхазском языке, в том числе и поэт, общественный деятель Владимир Зантариа, бывший во время войны первым замом председателя Абхазского Гостелерадио, но часть своей речи он произнес на русском.

“Однокиловаттную станцию нашли в Бамборе, Ващенко нашел. И вытащили из объекта гражданской обороны однокиловаттную станцию, которую вот эти техники наши, умницы, Даур Корсая и Киут, установили. До Австралии доходили волны нашего Абхазского радио”, – рассказывал на встрече Владимир Зантариа.

Про Абхазское радио вспоминали во время встречи многие. Дело в том, что сигнал вещавшего из Гудауты Абхазского телевидения не доходил до территории Абхазии, которая контролировалась в месяцы войны грузинскими войсками, газеты – тоже, а вот передачи Абхазского радио из Гудауты там слушали многие, это было для них единственным источником информации о происходящем по ту сторону линии фронта. Очень активно слушала его и абхазская диаспора в Турции.

А один из ведущих сотрудников Абхазского радио во время войны, ныне проректор Абхазского госуниверситета, доктор экономических наук Олег Шамба напомнил в своем выступлении о признании, причем неоднократном, тогдашнего президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе: “Мы, к сожалению, проиграли информационную войну”. Я в выступлении в продолжение темы сказал о своей трактовке этого высказывания грузинского лидера, которое, помню, в конце 92-го с гордостью цитировали некоторые абхазские журналисты. Не думаю, что Эдуард Амвросиевич так уж вникал в работу наших журналистов и хотел выставить ей высокую оценку.

На мой взгляд, он рассуждал, как склонно рассуждать великое на свете множество людей: “Ну мы же правы, стопроцентно правы, но вот не все в мире это поняли!”. Кого уж он в этом винил, свои идеологические службы или еще кого-то, не знаю… Сказанное мной не умаляет, конечно, того, что делали во время войны абхазские журналисты, в частности активно выступавшие в российских СМИ, где и проходила, пожалуй, главная линия фронта нашей информационной войны. Кстати, некоторые периодические издания в Москве тогда четко разделились на прогрузинские и проабхазские, другие старались отразить точки зрения обеих воюющих сторон.
XS
SM
MD
LG