Accessibility links

И четвертый раз не найдут


«Испуг» вряд ли заставит Анкваба свернуть свою политическую деятельность, тем более, когда нет никаких гарантий, что отойдя от дел, покушения прекратятся

«Испуг» вряд ли заставит Анкваба свернуть свою политическую деятельность, тем более, когда нет никаких гарантий, что отойдя от дел, покушения прекратятся

СУХУМИ--Это уже стало дурно пахнущей традицией безнаказанно покушаться на Александра Анкваб – два раза стреляли из автоматов, два раза из «мухи». Дважды при возвращении с работы домой, один раз утром с дома на работу, и теперь вот новым местом для «стрельбища» выбран дом шурина Александра Анкваб – Инала Лакоба, в котором последние шесть лет проживает вице-президент.

Стреляли из «мухи» по той части дома, где расположена спальня Александра Анкваб. Пущенный снаряд, пробив стену на стыке с потолком, разрушил часть крыши. В результате выстрела в спальне полностью обвалился потолок. Сам Анкваб получив осколочные ранения руки и ноги, от госпитализации отказался. Некоторые наблюдатели склонны объяснить фартовость вице-президента тем, что преступники в реальности не ставили цель ликвидировать Анкваб, а лишь хотели попугать. Впрочем, мотивация для чего нужно просто «попугать» не совсем ясна и алогична по своей сути. Во-первых, при всей своей неоднозначности, когда одна часть электората его боготворит, а другая точно также ненавидит, Александра Золотинсковича вряд ли отнесешь к политикам, которых можно даже таким вот образом взять на испуг. Во-вторых, при выжившей жертве легче найти преступника, нежели, когда он ликвидирован. И если тебя пугают, то ты должен знать адрес приславшего гранатометный «привет». А значит, и ответить, и естественно, по дикому закону гор, не аналогичным «испугом», а бить на поражение. Вряд ли заказчик не осведомлен об этом. В-третьих, если пугаешь, то испуганный должен знать, кто тебя пугает, иначе всякий смысл акции теряется. А здесь наверняка и сам Анкваб не знает, откуда конкретно исходит угроза. В-четвертых, и это самое главное, «испуг» вряд ли заставит Анкваба свернуть свою политическую деятельность, тем более, когда нет никаких гарантий, что отойдя от дел, покушения прекратятся.

В реальности Александра Анкваб действительно хотят ликвидировать. Сейчас сказать, стоят ли за четырьмя или пятью (в зависимости от того, кому что нравится) покушениями на Анкваб одни и те же люди или группы, практически невозможно. Они все-таки, кажется, немного разные, так как за пять лет – начиная от первого покушения, состоявшегося 28 февраля 2005 года и кончая последним сентябрьским, слишком много воды утекло, слишком много событий в стране и вокруг нее произошло, слишком много дел сделано и не сделано, и в конце концов, слишком много влиятельных игроков подвинули и на их место пришли другие. Если гипотетически рассуждать, в 2005 году могли Анкваба убрать, как месть за проигранные выборы, как нежелание видеть человека у власти, чья патриотичность (у них, у заказчиков) вызывала большие сомнения. Сейчас, пять лет спустя, эта «патриотическая» версия в силу своей бессмысленности не рассматривается даже в стане лютых критиков Анкваба. Да и на оппозицию, в отличие от предыдущих покушений, слава Богу, никто во власти бочку не катит. За пять лет страна в своих ориентирах и повадках очень сильно изменилась, и вместе с ними не могли измениться мотивы покушения на Александра Анкваб.

Скорее всего, заказчика покушения надо искать либо во власти, либо среди людей вхожих туда. Генпрокуратура очерчивает круг заинтересованных игроков замысловатой фразой «покушение совершено в связи с профессиональной деятельностью вице-президента». То есть пострадал за работу. А работа заключалась в принятии экономических решений. Именно этим занимался Анкваб не только все предыдущие пять лет в должности премьер-министра, но и сейчас, когда он уже вице-президент, Значит кому-то принятые решения сильно не нравились, и их интересы были сильно ущемлены. Экономический блок весьма обширен – от выделения участков земли в прибрежной зоне (а она надо сказать очень дорогая), выделение лицензий на разработку гравийно-песочных карьеров, распределение госзаказов до контроля за российской финансовой помощью. В последнем случае от желающих поучаствовать в дележе шальных российских денег отбоя нет. По крайней мере, слово «откат» уже вошел в перечень самых употребляемых в Абхазии экономических терминов. О существовании такого явления говорил даже президент. Возможно, кому-то на пути распределения этих вышеназванных благ и встал Анкваб. Цена вопроса по абхазским меркам слишком большая, чтобы придерживаться одной из заповедей Христа – не убий. Вот этот экономический фактор присутствует и в версии, что покушение на Анкваб связано с будущими президентскими выборами, так как бизнес и политика в Абхазии слишком сильно срослись, что сейчас их как-то разъеденить практически невозможно. Так вот, известно, что для Сергея Багапш нынешний срок последний. Сейчас очень многие уже начали готовиться к следующим президентским выборам. У Александра Анкваб есть перспективы стать президентом, и вполне реальные. И наверняка есть силы, которые этого очень сильно не хотят, и больше всего таких игроков внутри самой власти, так как в той раздробленной ситуации, в которой сейчас находится нынешняя оппозиция ее в расчет на декабрь 2014 года, мало кто из серьезных экспертов берет, и ей абсолютно все равно, кто там из нынешней власти станет новым главой государства. Как бы президент Багапш не говорил о своем окружении – «мы одна команда», в реальности это команда давно разбилась на разные враждующие между собой группировки. И если выборная версия окажется настоящей, вряд ли, кто рискнет дать ей ход и назвать заказчика. Слишком много на карту поставлено, чтобы вот так откровенно выставлять себя вдовой, которая сама себя высекла.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG