Accessibility links

Эксперты Томаса Хаммарберга отчитались о работе


Два эксперта комиссара −Брюс Пегг и Николя Себир – в течение почти пяти месяцев, начиная с весны этого года, проводили наблюдение за тем, как цхинвальская и грузинская сторона проводят расследование по делам пропавших без вести осетин

Два эксперта комиссара −Брюс Пегг и Николя Себир – в течение почти пяти месяцев, начиная с весны этого года, проводили наблюдение за тем, как цхинвальская и грузинская сторона проводят расследование по делам пропавших без вести осетин

ТБИЛИСИ---Сегодня в полдень комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг опубликовал доклад по работе двух своих экспертов, которые почти пять месяцев занимались делами пропавших без вести осетин и грузин.

Значительная часть этого доклада посвящена прояснению деталей истории пропажи трех осетин – Алана Хачирова, Алана Хугаева и Солтан Плиева.

Они пропали без вести через два месяца после августовской войны. Цхинвальские власти подозревали, что к этому причастно грузинское МВД. Тбилиси отклонял эти обвинения.

В сегодняшнем докладе Хаммарберга приводятся доказательства того, что грузинская полиция причастна к исчезновению людей.

Ранним утром 13 октября 2008 года 19-летний Алан Хугаев сел в голубую «Ладу» свеого отца, сказав родителям, что хочет повидать дедушку.

К нему подсел друг Сослан Плиев, а по дороге с уличных посиделок они подобрали еще и 15-летнего Алана Хугаева.

Они выехали из Цхинвали и отправились в один из наиболее неспокойных районов поствоенного времени – в сторону села Дмениси.

Эти места вплотную примыкают к административной границе. Оттуда несколько дней назад вышли российские войска. Территорию только-только начала под свой контроль брать грузинская полиция.

Жителей в тех местах почти не было. Грузинские сельчане оттуда почти все покинули свои дома во время боевых действий.

Около трех часов дня парней видели с автоматами Калашникова. Они двигались по пустой дороге к маленькому селу Кошка. После этого
К сожалению, эксперты не нашли убедительную информацию в поддержку гипотезы, что трое молодых людей живы
ребята будто испарились, если использовать правовые термины «пропали без вести».

Где-то дней через 10 мать Хачирова обратилась в Цхинвальское МВД. Потом родственники пропавших несколько раз на административной границе встречались с российскими, цхинвальскими и грузинскими чиновниками и полицейскими.

С делом ребят никто не мог разобраться. К родителям же по неофициальным каналам шла информация, что их детей арестовали грузинские полицейские и доставили в отделение полиции в Гори.

Грузинская полиция наотрез отрицала свое участие в задержании. И, наверное, дело так и было бы забыто, если бы прошлой весной на грузинском сайте myvideo.ge не появилась полутораминутная видеозапись, сделанная мобильным телефоном.

На картинке было отчетливо видно, как взрослые мужчины пытаются допрашивать трех осетин, а потом их избивают.

В пленниках родители опознали своих детей. Кадры тут же разошлись по осетинским сайтам. К ситуации решили подключиться цхинвальские власти. Начиная с весны регулярно на всех переговорах они в ультимативной форме требовали от Тбилиси: «Верните наших ребят!»

Грузинская же сторона продолжала утверждать: «Осетин у нас нет, никто их не арестовывал».

Этот случай в результате стал политическим инструментом, он превратился в повод, чтобы отказаться от тех или иных переговоров. К примеру, в рамках «Механизма по предотвращению инцидентов».

Обмен обвинениями продолжался почти год, пока этой весной комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг не предложил привезти двоих зарубежных экспертов, которые бы проследили за тем, как стороны ведут расследование по делу трех осетин, и нескольких других пропавших без вести.

Несмотря, на свой официальный характер, доклад Хаммарберга, стал отражением настоязей трагедии. Именно из него, родители похищенных узнали, что их детей больше нет в живых.

«Семьи Хачирова, Хугаева и Плиева по-прежнему надеются и верят, что их родственники, пропавшие без вести, живы. Эксперты в курсе о различных слухах и заявлениях, что они якобы находятся в тюрьме или в каком-то тайном месте. К сожалению, эксперты не нашли убедительную информацию в поддержку гипотезы, что трое молодых людей живы», - конец цитаты.

При этом Комиссар, безаппеляционно утверждает, что 13 октября 2008 года ребят арестовали именно грузинские полицейские.

Его эксперты приводят в доказательство несколько страниц из официальных полевых заметок зарубежных наблюдателей.

Так в октябре, грузинские постовые полицейские сказали наблюдателям ОБСЕ, что они арестовали трех осетинских мужчин и переправили их в Гори.

Имена этих полицейских известны, они были переданы экспертами Хаммарберга грузинским властям.

Вместе с этим они предложили свою помощь в проведении расследования, но никаких результатов эти усилия не дали.

В докладе подводится неутешительный итог: грузинская сторона не приложила недостаточно сил для того, чтобы провести расследование.

В документе содержится рекомендация начать новое расследование и привлечь к его проведению экспертов со стороны. Ход следствия должен напрямую контролировать Тбилиси.

Грузинское МВД не торопится комментировать доклад. «Мы знакомимся с его текстом», - аккуратно отвечают чиновники.

........................................................................................................................................................................................................................

Тему продолжит наш постоянный автор Варвара Пахоменко, которая в расследовании пропажи трех осетинских подростков видит политическую подоплеку.

Сегодняшний доклад, пожалуй, можно назвать самым важным событием последнего времени в сфере грузино-осетинского конфликта. Ждали его уже несколько месяцев, а свою работу специальная группа экспертов начала еще в феврале.

Тогда инициировавшего эту работу комиссара по правам человека Совета Европы Томаса Хаммарберга критиковала и юго-осетинская, и грузинская стороны. Первые – за политизированность решения: мол, комиссар готов взяться за расследованием только для того, чтобы возобновить грузино-осетинские переговоры, вторые – за то, что эксперты намерены заниматься только делом пропавших осетин.

В то, что политической подоплеки не было, верится, действительно, с трудом. Никогда прежде не создавались специальные международные экспертные группы для расследования конкретных инцидентов – ни здесь, ни на российском Северном Кавказе, где только во время второй чеченской войны пропало без вести более трех тысяч мирных жителей. К ситуации на Южном Кавказе после 2008 года же привлечено пристальное международное внимание. Да и условием возобновления участия в механизме приграничных встреч юго-осетинская сторона ставила как раз предоставление информации о трех пропавших подростках – Хачирове, Хугаеве и Плиеве.

Можно ли в такой политизированности обвинять самого Томаса Хаммарберга? Думаю, нет. Комиссар начал свою аквтивность в решении проблем пропавших без вести и задержанных уже в августе 2008 и с тех пор продолжал ее непрерывно. А под мандат экспертов попало расследование сразу нескольких случаев: исчезновение еще одного жителя Южной Осетии и обстоятельства гибели нескольких грузинских военнослужащих.

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что наибольшее внимание все же было уделено именно делу трех осетинских подростков. Хотя власти Южной Осетии пошли на сотрудничество в расследовании дела о гибели экпажа грузинского танка, и эксперты пришли к выводу, что, вероятно, в результате подрыва танка, никто из членов экипажа не уцелел, а останков их не сохранилось. По остальным делам независимое расследование либо не удалось провести вовсе - речь идет о вероятно убитых в плену грузинских военных Георги Анцухелидзе и Кахе Хубулури. По этим случаям юго-осетинская сторона отказалась идти на сотрудничество, обосновав это тем, что это не случаи исчезновения – тела убитых были переданы Тбилиси. Либо расследование было недостаточно полным – как в случае с Икаевым Радиком, не вернувшимся из грузинского плена. В этом случае эксперты опросили родственников пропавшего и нескольких свидетелей, однако, судя по имеющейся в докладе информации, не проводили самостоятельного расследования на предмет причастности конкретных лиц к задержанию и исчезновению Радика. Указав только, что компетентные органы Грузии не провели надлежащего расследования этого инцидента, а также, что у экспертов нет сомнений в том, что Икаев был задержан грузинскими военными и содержался в плену.

Если же говорить о деле, на котором, видимо, сосредоточилась основная работа экспертов, - исчезновение осетинских подростков, - то, видимо, описанные в докладе события самого дня 13 октября 2008 года, а также оценка эффективности расследования и те трудности, с которыми эксперты сталкивались в ходе работы по делу, можно назвать приговором грузинской полиции.

Из доклада следует очевидная поптыка прикрыть полицейских, вероятно, причастных к этому делу, со стороны руководителей МВД самого высокого уровня. К примеру, экспертам сообщили о проведении неофициального расследования заместителем руководителя полиции региона Шида Картли Шалва Трамакидзе в ходе которого он, якобы, опросил 5000 человек. Отсутствие необходимых следственных действий или очевидное их затягивание: не были допрошены как те полицейские, которые могли иметь к этому отношение, так и вероятные свидетели. В показаниях же четверых допрошенных чаще всего фигурирует слово «не»: не видел ни одного осетина, не видел полицейских, не видел задержаний, ничего не видел, ничего не помню.

Мало того, что расследование дела не было передано в другую инстанцию, что было настоятельно рекомендовано экспертами, – полиция занималась делом против самих же себя, - но теже самые полицейские фактически оказывали давление на родственников пропавших.

Список претензий можно было бы продолжать. Но отметить хочется то, что, веротяно, не меньше претензий могло бы возникнуть к российской и юго-осетинской стороне, не откажись они от сотрудничества по грузинским делам. Пока же очевидно, что ими не было проведено даже необходимых действий для расследования дел о пропавших осетинах: эксперты так и не смогли получить распечатку звонков молодых людей, чьи номера зарегистрированы в России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG