Accessibility links

ЦХИНВАЛИ--Полномочный представитель президента Республики Южная Осетия по постконфликтному урегулированию Борис Чочиев сегодня вновь назвал абсурдом обвинения в адрес Южной Осетии. Грузинская сторона продолжает утверждать, хотя и не столь безапелляционно, что югоосетинские власти начали процесс демаркации границы в одностороннем порядке и продвинулись внутрь грузинской территории.

По мнению Бориса Чочиева, обвинения грузинской стороны в полной мере демонстрируют некомпетентность структур, распространяющих подобную информацию. Вместе с тем, Чочиев подтвердил, что югоосетинской стороной ведутся демаркационные мероприятия, но российские пограничники, отметил он, не имеют к этому ни малейшего отношения.

В аппарате полномочного представителя президента Южной Осетии сегодня целый день разрываются телефоны. Один за другим журналисты российских и зарубежных изданий просят Бориса Чочиева прокомментировать последние заявления грузинской стороны. Борис Чочиев признает, что процесс демаркации носит односторонний характер, о чем так нервно и громко грузинские власти стараются оповестить всю планету. По его словам, это всего-навсего вынужденная мера, вызванная нежеланием Грузии идти на взаимовыгодное сотрудничество в этой сфере.

«Мы, после создания в 2008 году государственной комиссии по делимитации границы с Грузией, два раза через МИД обращались к властям Грузии с просьбой создать аналогичную организацию, чтобы мы совместно провели мероприятия по делимитации государственной границы. Грузинские власти никак не отреагировали, и сейчас мы вынуждены в одностороннем порядке, без Грузии проводить серию мероприятий по определению линий государственной границы. Демаркационные мероприятия мы проводим в рамках тех границ, которые были определены для бывшей Юго-Осетинской автономной области. Ни на один метр мы не переходим границу. Как в одну, так и в другую сторону», - говорит Борис Чочиев.

Чочиев удивлен желанием грузинской стороны представить дело таким образом, будто бы в процессе демаркации участвует пограничная служба ФСБ России.

«Российские структуры никакого отношения к этим мероприятиям не имеют и не могут иметь, потому что это не их дело. Это дело государственных структур и подразделений, в частности, пограничной службы Южной Осетии. Это наше дело», - сказал Борис Чочиев.

Решения принимались соответствующими комиссиями, деятельность и компетенция которых определяется высшими политическими структурами Южной Осетии, утверждает Борис Чочиев.

Впрочем, говорить о «захвате территорий» Россией и «российской оккупации» - это излюбленный прием официальных грузинских структур. Куда комфортнее иметь врагом большую Россию и пугать ее военной мощью весь мир, нежели признать, что Южная Осетия имеет собственные волю и силу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG