Accessibility links

Тупиковость дипломатических войн


Вместо «дипломатической войны», может стоило бы сосредоточиться на способах возобновления цивилизованного общения между конфликтующими обществами?

Вместо «дипломатической войны», может стоило бы сосредоточиться на способах возобновления цивилизованного общения между конфликтующими обществами?

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ---Сегодня, как и вчера, грузино-абхазский и грузино-осетинский конфликты далеки от своего разрешения. Если, конечно, под таковым мы понимаем нахождение взаимовыгодного компромисса, а не полную победу одной из сторон. Однако они перешли в формат дипломатических баталий, которые по своему накалу ничуть не меньше, чем военно-политические противоборства.

В этих баталиях у сторон по-прежнему взаимоисключающие цели и мотивы. Одинаковы только ценности и методы. На самом деле, противоборствующие стороны ведут борьбу за дипломатическое признание. И если Абхазия с Южной Осетией добиваются международного признания своей государственности, то Грузия бьется за то же самое, только с обратным знаком. Тбилиси хочет, чтобы на международном уровне Абхазия и Южная Осетия назывались не просто неотъемлемыми частями Грузии, а территориями, оккупированными Россией. Официальный Тбилиси хочет, чтобы два конфликта воспринимались бы исключительно как агрессия и оккупация со стороны России. И согласитесь, одно дело - когда такую оценку дает президент страны для «внутреннего пользования», чтобы привлечь дополнительный электорат, а другое - когда об оккупации говорят не участники постсоветских споров, а субъекты международного права, влиятельные международные структуры. Именно этой цели был посвящен недавний визит спикера парламента Грузии Давида Бакрадзе в Вашингтон. И эту же тему Михаил Саакашвили развивал в ходе посещения Тбилиси генсеком НАТО Расмуссеном. Сегодня Тбилиси удалось заполучить соответствующие резолюции Сейма Литвы и Сената Румынии (обе приняты в течение июня нынешнего года). Но и этого Грузии недостаточно, а потому подобные предложения отправлены в адрес 50 стран, которые в Тбилиси считают «дружественными». И, конечно же, вершиной своих усилий в Тбилиси видели бы натовскую резолюцию о российской оккупации на предстоящем саммите в Лиссабоне.

Новые горизонты для признания своей независимости открывают и Абхазия с Южной Осетией. И если Сухуми активно обрабатывает Кубу, то Цхинвали зондирует почву в Северной Африке. Как говорится, пишем Западная Сахара, а Алжир в уме. 25-26 сентября в рамках конференции «Право наций на самоопределение: судьба народов Западной Сахары» (она прошла в Алжире) состоялись встречи советника президента Эдуарда Кокойты с официальными лицами Сахарского де-факто государства. Западная Сахара - это особое образование в семье непризнанных ООН государств. Согласно международно-правовым документам, Западная Сахара имеет право на независимость. Сам факт ее аннексии Марокко Организация Объединенных Наций считает нарушением Декларации № 1514 «О предоставлении независимости колониальным странам и народам». Начиная с 1991 года, на территории Западной Сахары работает миссия ООН по референдуму. Однако до референдума о судьбе бывшей испанской колонии ООН не принимает в свои ряды Сахарскую Арабскую Демократическую Республику. Как бы то ни было, а налицо расширение дипломатических контактов. А там, глядишь, и новое признание не за горами.

Однако, наблюдая за этой дипломатической гонкой, невольно ловишь себя на мысли, что этот процесс лишь отдаляет конфликтующих соседей друг от друга. Ведь, в самом деле, не Румыния с Алжиром и не Литва с Науру будут соседями для Грузии, Абхазии и Южной Осетии. Не им решать вместе с кавказскими государствами проблемы безопасности, прав человека и широкий комплекс гуманитарных проблем (здравоохранение, образование, свободное передвижение). Между тем, решение этих насущных вопросов заморожено. Проблема статуса (с разным знаком ее понимания) застит глаза политикам по обе стороны разделительных линий. Однако без разблокирования этих вопросов гуманитарной безопасности конфликт только будет укореняться. Хотя он может принимать и благопристойные дипломатические формы. В этой ситуации ключевым международным игрокам (в первую очередь США, ЕС и России) следовало бы включить эти неполитические вопросы и проблемы, не касающиеся статуса, в повестку дня «перезагрузки», поскольку без реальных подвижек в этой сфере, доверия не будет не только между осетинами и грузинами, но и между россиянами и американцами. А потому вместо «дипломатической войны», может быть, стоило бы сосредоточиться на выработке правовых механизмов предотвращения инцидентов и цивилизованного общения между конфликтующими обществами. Хотя бы так, как это уже сделано на Кипре.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG