Accessibility links

Искушение Западной Сахарой


Западная Сахара — самопровозглашенное государство, лишь в малой степени контролирующее заявленную территорию, но при этом признанное более чем 70 странами мира

Западная Сахара — самопровозглашенное государство, лишь в малой степени контролирующее заявленную территорию, но при этом признанное более чем 70 странами мира

ВЗГЛЯД ИЗ ЦХИНВАЛИ--«Сегодня председатель парламента Грузии Давид Бакрадзе отправился с рабочим визитом в Марокко», - сообщает пресс-служба парламента Грузии. Если бросить взгляд на эту поездку в сопоставлении с активизацией контактов югоосетинских политиков с Западной Сахарой, основным противником независимости которой является именно Марокко, вырисовывается следующая картина: Грузия повторяет югоосетинские маршруты по поиску союзников в мире, налаживая связи с политическими противниками потенциальных союзников южных осетин.

Подтверждение этому и визит в Колумбию делегации Грузии во главе с ее президентом, последовавший сразу после визита в Никарагуа делегации Южной Осетии. Главный реинтегратор Грузии Темур Якобашвили открыто заявил о цели столь далекого визита: «Колумбия - значительный партнер для Грузии с точки зрения политики непризнания».

Разобравшись с целями Грузии, хотелось бы обратиться к теме поездок в Африку моих соотечественников. Тем более среди соотечественников был мой соратник и учитель. Я имею в виду госсоветника президента Константина Кочиева. Он участвовал 25-26 сентября в международной конференции «Право народов на самоопределение: Западная Сахара», которая состоялась в Алжире.

С Коста меня связывают давние дружеские отношения и не только. Именно он, вместе Дмитрием Медовым, ввели меня в сложный, но столь интересный мир международных отношений, будучи еще моими начальниками в МИД. Да и потом, уже не работая в МИД, мы вместе с Коста активно развивали в Южной Осетии НПО-движение и гражданское общество в целом. Помнится, тогда у нас были обширные связи с западными организациями и мы активно привлекали их к процессам, происходящим в югоосетинском обществе. Это делалось с целью показать, что Южная Осетия развивается в демократическом ключе и мы достойны международной признания.

Вот что говорит по результатам своей поездки в Африку Константин Кочиев:

«Вопрос о признании Республики Южная Осетия Сахарской Республикой был вынесен на повестку дня несколько лет назад, весной 2008 года. В августе 2008 года Фронт ПОЛИСАРИО (по сути, правительство Западной Сахары) приветствовал признание Южной Осетии и Абхазии Российской Федерацией».

Прекрасно – чем больше стран нас признают, тем лучше, как говорится.

Чтобы больше узнать о нашем новом африканском друге, покопался в Интернете и вот что там откопал (скажу честно, меня информация о Сахаре не вдохновила):

«Западная Сахара — самопровозглашенное государство, лишь в малой степени контролирующее заявленную территорию, но при этом признанное более чем 70 странами мира. Первыми, еще 28 февраля 1976 г., САДР признали Мадагаскар и Алжир. В числе признавших много стран, шедших по некапиталистическому пути развития или имеющих сложные отношения с США. С точки зрения Марокко, главного врага суверенитета САДР, вся территория Западной Сахары находится под марокканским суверенитетом и считается обыкновенной частью королевства».

Оказывается, провозгласивший независимость Западной Сахары в феврале 1976 г. Фронт ПОЛИСАРИО с тех пор с переменной активностью ведет военные действия с регулярной армией Марокко.

«В случае с Западной Сахарой мы наблюдаем затянувшийся территориальный конфликт, время для наиболее рационального урегулирования которого уже безвозвратно потеряно. Активные шаги надо было предпринимать еще 30 лет назад, до того момента, пока не пролилась кровь, не появились многотысячные лагеря беженцев. Сегодня единственным союзником Западной Сахары на межарабской арене остается Алжир, руководство которого связывает решение западно-сахарской проблемы с вопросом создания халифата - Великого Магриба».

Конец моего путешествия по ресурсам Интернета.

По мере того, как продолжаю читать интервью с Константином Карленовичем, ловлю себя на желании задать вопрос, где именно он увидел, что «Западная Сахара имеет богатый и успешный опыт в том, что касается ведения дипломатической работы»? В том, что страна воюет уже почти 40 лет и имеет сотни тысяч беженцев, или в том, что она, в отличие от Южной Осетии, так и не провела референдум, и не имеет правительства на своей территории, или в том, что она является членом Африканского союза? Боюсь, что если мы подпадем под обаяние логики Кочиева, перенимая у Западной Сахары положительный опыт, то отодвинемся в наши 90-е годы. Или, может, сегодня у Южной Осетии такая внешнеполитическая доктрина - «назад в будущее»?

И, наконец, заключительный мажорный аккорд в симфонии «Западная Сахара» в исполнении Константина Кочиева. «Мы приобретаем в лице Западной Сахары доброго и надежного друга и союзника». Без комментариев.

Константин Карленович, как поется в песне: «а, может, вернемся?»… к Гарвардскому университету и Лондонской школе экономики. Западная Сахара, конечно, прекрасная страна, правда нищая и отсталая, а строить отношения лучше все-таки с сильными и развитыми странами, разве нет?

Может Вы начнете советовать нашему с вами президенту строить отношения не только с Западной Сахарой, но и с Западом в целом? Строить гражданское общество по-настоящему, соблюдать Конституцию и законность, наконец, поручить вести переговорный процесс Вам, Константин?.. И тогда нас, может и начнут признавать не только Западная Сахара, но и Запад в целом, путь даже формально – де-факто. Ведь в Западной Европе де-факто то же самое, что в Западной Сахаре де-юре…

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG