Accessibility links

“Оставьте Россию в покое!” - просит у грузинских блогеров Андрей Бабицкий. “Оставьте Грузию в покое!” - прошу у соотечественников я. Прошу не у абхазских блогеров, а именно у соотечественников. А ещё хочу попросить многих из нас оставить в покое всех “предателей”, “дезертиров”, “продавшихся Западу”, “отдавшихся” ещё кому-то и зачем-то. Больше всего хочу попросить оставить в покое патриотизм и войну. Не забыть, не отказаться, не переписать, а именно оставить в покое. Оставить в покое хотя бы потому, что к большинству дискуссий все эти определения и сущности не имеют ровным счетом никакого отношения.

Если президент сказал что-то не то, то оппоненты ему припоминают жену-мегрелку. Если некто из НПО высказал выбивающуюся из мейнстрима мысль, то ему вешают ярлык “жирующего на западных грантах”. Если кто-то не принимал участия в войне, и вдруг оказался чьим-то оппонентом или конкурентом, его неучастие в войне тут же становится дезертирством – это в лучшем случае, в худшем, но чаще используемом, - предательством. И так - во всём. Коррупция в стране - виновата Грузия, сельское хозяйство в упадке - вина в послевоенной разрухе.

В итоге, складывается ощущение, что куда ни ткни - кругом враги, предатели и все беды исключительно от Грузии. На этой тоскливой ноте держится вся внутриабхазская полемика. Наверное, определённой категории людей куда проще не доказывать свою позицию, а обвинить оппонента во всех смертных грехах, отказав ему таким образом в праве высказывать свое мнение. Ведь так легко собственные ошибки и проблемы объяснить коварством и происками мифического врага. А ещё лучше – пометить как территорию врага пространство независимой мысли, объявить любое честное и непредвзятое суждение враждебной инфильтрацией.

Оборотной стороной нежелания принимать на себя ответственность за собственные деяния и жизнь становится впадение в рабство, когда человек уже не в состоянии дышать без смертельного врага, как наркоман без героина. Грузия может не беспокоиться, что о ней престанут думать в Абхазии, пока необходимы «предатели» и «дезертиры», ее время не прейдет. Она останется главным центром отрицательного притяжения для абхазского общества.

Это двухмерная система координат, в которой предельно агрессивные и наименее склонные к коллективной интеллектуальной деятельности члены человеческой популяции чувствуют себя наиболее комфортно. Говоря иначе - хищникам, вроде морских акул, для поддержания жизнедеятельности необязательно наличие интеллекта. Достаточно агрессии и сил для броска.

Но последний удел акул - суп из их же плавников. Агрессия беспомощна перед цивилизацией и ее технологическими достижениями. Рыбак, оснащенный современным оборудованием, не будет спорить с акулой за место под солнцем. Он просто ее поймает и на этом разговор закончится. Не лучше ли отказаться от такой печальной участи и подумать о том, как перебраться в лодку к людям и научиться думать. Не о «дезертирах» и «врагах», а о собственном будущем, которое нам, если и суждено построить, то только собственными руками, не цепляясь за спасательные круги под названием «Грузия» или «Запад». За два года после признания независимости абхазское общество в полной мере продемонстрировало лишь паралич ума и воли, приправленный советской незлобивостью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG