Accessibility links

Развод по-русски с абхазским акцентом?


Я откликнулся на весь этот бред новой статьей «Жив курилка, или «Абхазский Шолохов», которая тоже попала в Интернет

Я откликнулся на весь этот бред новой статьей «Жив курилка, или «Абхазский Шолохов», которая тоже попала в Интернет

СУХУМИ---Сегодня утром я по журналистским делам заглянул в кабинет министра труда и социального развития Республики Абхазия Ольги Колтуковой. «Как удачно! – приветствовала меня Ольга Викторовна. – А мы как раз тут о вас говорили, и я собиралась с вами связаться. Мне снова нужен экземпляр газеты с вашей статьей про Яговитина».

Дело в том, что в прошлом году она уже отсылала в один из российских регионов ответ министерства на запрос об этом мошеннике в сопровождении моей публикации о нем. И вот, как я понял, уже из другого российского региона ее запрашивают, «ху из мистер Яговитин?» «А может, размножить эту статью на ксероксе и разослать, упреждая события, по всем регионам Российской Федерации? – размышляла вслух Колтукова. – Кто знает, может, он завтра до Благовещенска доберется…»

Кто же такой Владимир Яговитин, для характеристики деяний которого Ольга Викторовна использовала определение «Развод по-русски с абхазским акцентом»? (Развод здесь – в смысле «мошенничество», «развод на деньги»). Думаю, это уникальная личность, в которой органично сосуществуют явная неадекватность и дар афериста. Лично мне с ним довелось общаться всего несколько минут, и поэтому, в частности, не берусь судить, какое из этих двух начал в нем преобладает. Но присутствие обоих для меня несомненно.

Первый и последний раз видел его летом 1993 года в Гудауте, в пресс-центре Верховного Совета Абхазии. Это был лысый мужичок в очках и разорванной рубашке. Его, сидевшего на стуле, обступали абхазские военные, которые и послали за мной, так как Яговитин, задержанный ими в прифронтовой зоне «подозрительный тип», ссылался на меня, будто бы я его знаю по совместной работе в газете «Советская Абхазия». Я сказал, что раньше его не видел, но слышал о внештатном авторе редакции с такой фамилией…

Не стал уточнять, что и публикаций никаких я его не помню, а помню только, как на редакционных летучках в 80-е годы мои коллеги, особенно часто зав. отделом писем Александр Авидзба, со смехом, как о явно психически нездоровом человеке, заводили разговор о некоем Яговитине. Вокруг многих редакций СМИ, давно заметил я, обычно крутится целый рой не совсем адекватных личностей со своими рукописями, и Яговитин, судя по всему, был из их числа.

А вскоре после грузино-абхазской войны я узнал, что Яговитин разъезжает по городам юга России и собирает деньги в помощь не существующей уже газете «Демократическая Абхазия» (выходила такая в Сухуме, когда он находился под контролем грузинских войск). В сочинской «Черноморской здравнице» он был разоблачен работавшим в ней в то время моим бывшим коллегой по «Советской Абхазии», а вот выходившая в Краснодаре «Всякая всячина» с гордостью поведала на своих страницах о том, что оказала материальную помощь «Демократической Абхазии», то бишь этому проходимцу. Я напечатал тогда реплику об этом в газете «Эхо Абхазии». А в 1996 году там же появилась уже гораздо более пространная моя статья, где я описывал, как Яговитину удалось издать на Северном Кавказе под своим именем книгу по истории Абхазии, написанную известным нашим историком и государственным деятелем Юрием Вороновым (Юрий Николаевич, купив там ее, долго смеялся, что у него появился новый псевдоним), а еще – скорее всего, украденный у какого-то абхазского автора роман «Солнце встает над горами». Поражало в этой истории многое: и легковерность издательств и редакций газет, и своеобразный талант «сумасшедшего Хлестакова», которому с легкостью удавалось проворачивать то, что настоящему автору, наверное, не удалось бы – найти деньги на издание, еще и гонорар получить.

В середине 2000-х Яговитин, не подозревавший о моих публикациях о нем, приезжал в Абхазию, даже звонил мне по телефону, мы договорились о встрече, но он вдруг исчез, выскользнул, так сказать, из рук…

А в начале 2009-го я наткнулся уже в Интернете на публикации о нем в российских СМИ. Тут уж было, как говорится, хоть стой, хоть падай. Давая интервью одному из изданий города Кирова (он сам родом из Кировской области), Яговитин рассказал, что когда после войны в Абхазии он оказался в Москве, к нему пришли из посольства Абхазии и передали просьбу президента Владислава Ардзинба, чтобы он, Яговитин, написал учебник истории Абхазии. И он сделал это, а весь свой гонорар направил в помощь детям-сиротам, пострадавшим во время боевых действий. Кроме того, после выхода в свет романа «Солнце встает над горами» его стали называть абхазским Шолоховым, что ему лестно. В Сухуме его именем, уже при жизни, названа улица…

Я откликнулся на весь этот бред новой статьей «Жив курилка, или «Абхазский Шолохов», которая тоже попала в Интернет. Но сколько легковерных, кого он продолжает в России окучивать, ее не читали!

Минувшим летом отдыхавшая в Гагрском районе зам. редактора одной из кировских областных газет созвонилась со мной и специально приехала в Сухум, чтобы я подготовил и дал ей официальное письмо о Яговитине, которое нужно правоохранительным органам области. Разговаривая с ней о феномене Яговитина, я высказал такое предположение: может быть, солидные люди, издатели и журналисты, попадались на удочку этого проходимца потому, в частности, что он выглядел очень искренне, сам отчасти веря в то, что говорил. Но, конечно, и невежества у них тоже хватало. Так, в одном из интернет-текстов, прославлявших Яговитина, я встретил упоминание о никогда не существовавшей газете «Сельская Абхазия», в которой якобы работал наш «герой» и редактор которой якобы умер в Абхазии от пыток (?), утверждение, что войну в Абхазии начал «первый президент Грузии Гамсахурдиа»… Но ведь если ты берешься писать о чем-то, надо же иметь хоть минимальный объем знаний о предмете разговора!


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG