Accessibility links

В Тбилиси надеются, что Россия сдержит слово и уйдет из Переви


Обещания России покинуть село до сих пор так и оставались невыполненными

Обещания России покинуть село до сих пор так и оставались невыполненными

ТБИЛИСИ -- Решение российской стороны о выводе войск из села Переви Сачхерского района оказалось вполне ожидаемым в Грузии, так как Москва неоднократно заявляла о таком намерении. Однако эту новость в Тбилиси восприняли с определенной долей скепсиса, и обусловлен он тем, что обещания России покинуть село до сих пор так и оставались невыполненными.

Несмотря на то, что последний раунд Женевских переговоров считается сорванным, сделанное после переговоров заявление замминистра иностранных дел России Григория Карасина выделило этот раунд из всех остальных. Судя по словам дипломата, решение о выводе войск было принято довольно давно.

«В декабре 2008 года наши пограничники уже отходили от этого населенного пункта, когда туда армадой вошли спецназовцы Грузии. Выступил президент Саакашвили, который объявил о великой победе грузинского оружия над Россией. Пошла довольно дешевая медийная пропаганда, которая вынудила наших пограничников вернуться обратно. Наши пограничники провели большую работу, сделали дорогу, которая соединяет этот район с остальной территорией Южной Осетии, и сейчас настала пора отойти на территорию Южной Осетии, поскольку этот район, мы всегда признавали, был довольно спорным», - сказал Григорий Карасин.

При этом Карасин заявил, что российская сторона закрыла вопрос, стоявший на повестке дня в рамках договоренности Медведева-Саркози.

Комментируя сегодня решение России, грузинские политики подчеркивали, что это всего лишь первый шаг к полной деоккупации территории Грузии. В Тбилиси также считают, что решение Россия приняла, с одной стороны, исходя из жесткой позиции Грузии, с другой - из-за настоятельных требований международного сообщества.

«Переви - это всего лишь малый элемент из августовского договора по прекращению огня. Необходимо единой силой, поэтапно, вместе с международным содружеством достигнуть того, чтобы этот договор был выполнен полностью: выведены вооруженные силы со всей территории Грузии, и начат политический процесс с целью мирного объединения Грузии», - говорит спикер парламента Давид Бакрадзе.

В то же время, к решению России скептически отнесся министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе. Первый дипломат Грузии утверждает, что подобные заявления российской стороной делались и ранее, поэтому его комментарии прозвучат «позже, когда российская сторона выведет своих военных из оккупированного села».

Несмотря на то, что официальный Тбилиси не говорит о вероятности ответных шагов, подобного рода вопросы все-таки возникают. По мнению руководителя Международного центра геополитических исследований Тенгиза Пхаладзе, если Россия выполнит все свои обязательства, Грузия в некоторых вопросах также пойдет на уступки:

«Хотя у нас нет прямых дипломатических отношений с Российской Федерацией, но вместе с этим существует очень много международных форматов, где голос Грузии весомый и имеет очень большое значение. Если Россия начнет выполнение своих обязательств, это может послужить первым реальным поводом для того, чтобы состоялись переговоры, помимо Женевского формата, и мы вышли бы на другой уровень. И потом это может послужить началом позитивных для России переговоров по поводу вступления России в ВТО».

Для конфликтолога Пааты Закареишвили решение России было вполне ожидаемым, так как село Переви никогда не входило в состав бывшей югоосетинской автономной области. Эксперт также говорит о том, что подобного рода шагов со стороны России в будущем ожидать не стоит.

«Россия решила сыграть какой-то пиар-ход на Женевских встречах и показать мировому сообществу, насколько она идет на уступки. Грузия в данном случае ничем не обязана. Это только обязательство России, которое она должна была давно выполнить, она вообще не должна была туда входить. Но раз вошла туда, должна была выйти. Об этом она заявляла всегда, и это не было связано ни с какими условиями», - говорит Паата Закареишвили.

Российские войска заняли село Переви в результате августовской войны. В начале октября российские войска покинули буферную зону вокруг Южной Осетии, однако оставили один контрольный пункт в Переви.

* * * * * * * * * * * *
В пражской студии находится военный обозреватель Радио Свобода Коба Ликликадзе.

Дэмис Поландов: Коба, Россия ведь уже выводила свои войска из Переви, однако потом вернула их обратно. Причём в Переви, насколько я помню, произошла стычка с грузинскими военными. Вы были там сразу после этого инцидента. Вы могли бы нам рассказать, что тогда произошло?

Коба Ликликадзе у российского контрольно-пропускного пункта в селе Переви, 12 декабря 2008 г.


Коба Ликликадзе: Это произошло в ночь на 12 декабря 2008 года. Я могу сказать со слов местных жителей и военных, что сразу же после ухода из Переви российских войск, там начали размещаться спецподразделения грузинской полиции. Их появление было воспринято Россией как провокация. И там появились десантные силы из подразделения, дислоцированного в Цхинвали. Дошло чуть ли не до стрельбы. И грузинские полицейские отступили. После этого российские войска сделали пост на 200 метров впереди до села Джрия. Я помню Парвиза Бакрадзе, старика, у которого одна часть дома находилась под контролем российских вооружённых сил, а другая - грузинских полицейских.

Дэмис Поландов: Коба, можете оценить стратегическое значение Переви, есть ли какое-то военное значение у него?

Коба Ликликадзе: Это ущелье потом простирается до Синагури - осетинского села. И это была абсолютно географическая проблема. Эрик Фурнье, посол Франции в Грузии, на месте событий рассказывал мне, в чем причина такого конфликта. Они не могли русским доказать, что село Переви находится внутри административной границы Грузии, а не Южной Осетии. Они в один день соглашались, а потом, на другой день, не соглашались. Любопытная деталь: когда я возвращался из Сачхере, я пошёл пообедать в ресторане и ко мне подошли женщины, которые там работали. Они узнали меня и рассказали, что именно здесь сидел полковник, командующий российскими вооружёнными силами, и он стоя произнёс тост за то, что «мы уходим, и давайте, чтобы не было лишнего шума». Они уже готовы были признать, что это часть территории Грузии. Но после того, как там появились полицейские, они, может быть, использовали этот факт, как причину для того, чтобы опять занять позиции.

Дэмис Поландов: У нас на линии прямой телефонной связи из Тбилиси директор Центра европейских исследований Каха Гоголашвили и из Вашингтона – политолог, наш постоянный комментатор Сергей Маркедонов.

Дэмис Поландов: Каха, сейчас в Тбилиси звучат как сдержанные оценки (в основном от официальных лиц), так и победные реляции – мол, Грузия одержала победу, Россия под давлением международного сообщества пошла на уступки и это шаг к деоккупации страны. Как вы расцениваете уход России из Переви? Россия пошла на уступки?

Каха Гоголашвили: Я согласен с обеими оценками. Россия пошла на определённые уступки, и, конечно, в результате давления международного сообщества. Но, с другой стороны, эта уступка минимальна. Россия в любом случае должна была это сделать, исходя из собственных же интересов. России стратегически совершенно бессмысленно иметь какие-либо вооружённые силы в селе Переви. Может быть, это имело какое-то значение с военной точки зрения сразу после конфликта, когда возобновление огня ещё могло иметь место и российские военные начальники хотели как-то укрепить тыл с этой стороны. Однако сейчас видно, что нет никакой опасности возобновления вооружённых действий. Кроме того, Россия уже довольно сильно укрепилась в Южной Осетии, создала мощную военную инфраструктуру. Просто держать войска на той территории, которая постоянно напоминает миру, что Россия грубо нарушает договорённости после августовского конфликта, России было совершенно невыгодно. Для Грузии же это - приобретение. Нам важна любая пядь земли. Люди, которые там живут, могут спокойно там находиться, зная, что им не угрожает опасность и их защищает своя страна.

Дэмис Поландов: Сергей, российский МИД заявил, что решение о выводе войск из Переви – это «жест доброй воли». Я не очень верю в жесты доброй воли в международной политике вообще, и в частности, от России. Что Россия получает? И от кого? Пока не видно, чтобы Грузия в чем-то уступила…

Сергей Маркедонов: Надо рассматривать такой жест в первую очередь как пиар акт. Вот то, что в дипломатии точно активно используется, так это пиар. Это некая демонстрация Западу позитивной динамики. Сегодняшний контекст отношений России и Запада совсем не тот, который был в 2008 году. Тогда говорили едва ли не о возобновлении холодной войны. Сейчас дуют другие ветры. Приближается Лиссабонский саммит НАТО, Варшавская ассамблея. На Лиссабонский саммит, скорее всего, приедет Дмитрий Медведев. По крайней мере, на сегодняшний момент он приглашён. Вот этот тренд улучшения отношений с Россией, как я вижу это в Вашингтоне, гораздо более интересен, чем такой однозначно прогрузинский тренд, который был в 2008 году.


Дэмис Поландов: Каха Гоголашвили, вот Сергей Маркедонов утверждает, что Россия идёт на уступки потому, что может себе это позволить. Мол, ситуация изменилась и грузинский вопрос уже не так остро стоит на повестке дня. Вы можете согласиться с этим мнением?

Каха Гоголашвили: Я могу частично согласиться. Грузинский вопрос, возможно, не стоит так остро на повестке дня, как он стоял в 2008 году. Он определённо стабилизировался на каком-то уровне и России будет трудно полностью реабилитировать себя в глазах международного сообщества. Ей также будет трудно успокоиться и ждать момента, когда международное сообщество свыкнется с этой идеей, что оккупированные территории Грузии вроде бы навечно остаются в таком состоянии. Я могу согласиться с тем, что Россия пошла на такой шаг, потому что сближение с Западом определённо происходит и идёт пересечение интересов. Россия хотела бы внести позитивную ноту в эти отношения, хотела показать Западу, что она проявляет определённую добрую волю и уважение к своим западным партнёрам. Хотя бы даже в малом. И это создаст положительный тон на ближайшее время. Но только на некоторое время, потому что через три-четыре месяца этот позитивный тон, возможно, уже не будет иметь особенно значения. И снова начнутся интенсивные разговоры о таких наиболее насущных проблемах, как деоккупация остальных районов и выполнение всех соглашений, достигнутых после августовской войны: гуманитарные вопросы, возвращение беженцев. В этих вопросах Россия не желает сотрудничать ни с Западом, ни с Грузией.


Дэмис Поландов: Сергей Маркедонов, Каха с вами не согласился в некоторых вещах. Я от себя добавлю, что Грузия явно выстраивает свою политику в отношении Северного Кавказа. Сейчас отменен визовый режим. Да и на большой арене есть рычаги - Грузия блокирует вступление России в ВТО. Говорится сейчас о деоккупации страны. Действительно, если через три-четыре месяца или года это давление будет усиливаться, как далеко может сделать шаг Россия в обратном направлении?

Сергей Маркедонов: Я не думаю, что в обратном направлении Россия будет предпринимать большие шаги. Я думаю, что с выводом подразделений из Переви среди прочего решалась и еще одна задача - демонстрация неких линий, которые Россия будет выдерживать и за которые она будет или не будет отступать. Совершенно очевидно, что в вопросе об аннулировании признания Абхазии и Южной Осетии не будет никаких компромиссов. Только если не предположить что-то совсем уж экстраординарное. По мелочам Россия может в данной ситуации отступать. Что касается Грузии, ее действия на Северном Кавказе не являются неожиданными. Может быть, для кого-то в Москве это неожиданность, но очевидно, что сегодня у Грузии нет мощных военно-политических ресурсов для того, чтобы нанести России удары. А вот точечные уколы, типа «лайт-паспортизации», открытия границы для жителей Северного Кавказа или признание геноцида черкесов (не обязательно признание, а «подвешивание» этой темы время от времени) - эти вопросы могут возникать. Только я здесь не вижу особых профитов для Грузии. Потому что, с открытием границы, через хребет поедут не только представители гуманитарной интеллигенции, но и те люди, которых в Грузии не очень хотели бы видеть. Если посмотреть внимательно на спектр мнения грузинского экспертного сообщества, то далеко не все так блестяще-восторженно оценивают решение Саакашвили об открытии границы. Многим памятна ситуация в Панкиси в 1999-2000 годах. Здесь, помимо приобретения, очевидны также проблемные точки для самой Грузии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG