Accessibility links

Вернутся ли грузины в Южную Осетию?


Югоосетинские власти утверждают, что, покинувшие после августа 2008 года Ленингорский район, грузины могут в любое время вернуться в свои дома

Югоосетинские власти утверждают, что, покинувшие после августа 2008 года Ленингорский район, грузины могут в любое время вернуться в свои дома

ЦХИНВАЛИ--Югоосетинские власти утверждают, что покинувшие после августа 2008 года Ленингорский район грузины могут в любое время вернуться в свои дома. Как заявил глава делегации Южной Осетии на Женевских дискуссиях, этих людей нельзя считать беженцами, поскольку они свободно пересекают границу, имеют жилье в обеих странах и пользуются льготами для перемещенных лиц, которые предоставляет им Грузия. По словам Бориса Чочиева, «от 18 до 20 тысяч человек ежемесячно пересекают границу в Ленингори».

В ходе Женевских дискуссий представители РЮО заявили о готовности осуществить при поддержке УВКБ ООН организованное возвращение жителей Ленингорского района. Данная инициатива была проигнорирована грузинской делегацией. С другой стороны, осетинская сторона умалчивает о других беженцах, которые покинули восемь грузинских сел, окружавших Цхинвал.

Природу такого двойственного отношения в интервью «Эхо Кавказа» объяснила заместитель председателя парламента Южной Осетии Мира Цховребова:

«Тех грузин, которые жили на территории Южной Осетии и никогда, во всяком случае, если не поддерживали, то и не мешали нам, никто никогда не трогал, никогда никто не обижал и никто не видел в них врага. По этническому принципу в Южной Осетии никогда не было деления».

По мнению югоосетинского общественного деятеля Тимура Цховребова, все дело в том, что Ленингорский район не воспринимается ни властью, ни населением как сторона конфликта, в отличие от грузинских сел, расположенных вокруг Цхинвала, которые, по его мнению, всегда были проводниками агрессии.

«Каждый хранит злобу на определенное село, на определенную фамилию, которые убили его родственников. Допустим, есть село Еред. Там было совершено зверство: 12 парней от 18 до 40 лет были высажены из автобуса и закопаны живыми. Вот это село не должно быть заселено в ближайшие сорок лет. Насчет других сел. Возвращение может начаться с тех мест, где жили люди, которые не виноваты перед осетинами кровно, то есть то, что начали с Ленингора, это очень правильное действие», - говорит Тимур Цховребов.

Разное отношение к этим двум категориям беженцев видно невооруженным взглядом. Если села вокруг Цхинвала разрушены до основания, то в Ленингорском районе не разбито ни одного стекла. Здесь самые высокие заработные платы в Южной Осетии, здесь местные и российские власти демонстрируют свою лояльность к грузинскому населению. Тем не менее, население не возвращается - местные власти связывают это с давлением на беженцев с грузинской стороны, которая, по их мнению, таким образом пытается манипулировать гуманитарной проблемой в политических целях. Местные жители, те, кто остался, говорят о том, что беженцам выгодно жить на два дома - получать пособия в Грузии и работать в Южной Осетии. Тимур Цховребов считает, что грузины просто не хотят жить в Южной Осетии:

«Они захотят сюда вернуться, если Осетия вернется в состав Грузии. Осетия на это никогда не пойдет, а грузины не захотят вернуться в суверенную Южную Осетию».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG