Accessibility links

Беспредел в Сабунчинском роддоме


И вот уже целую неделю Ругийя Гусейнова в больнице. Близкие говорят, что когда у нее начинаются схватки, ей делают уколы

И вот уже целую неделю Ругийя Гусейнова в больнице. Близкие говорят, что когда у нее начинаются схватки, ей делают уколы

БАКУ---Обычно у входов в родильные дома встречаются счастливые лица. У третьей городской больницы тоже так. Все встречают новорожденных с цветами и подарками, разглядывают их внимательно.

Ругийя Гусейнова вот уже целую неделю смотрит на эти счастливые лица и горько вздыхает. Она тоже ждет ребенка.

Ей 29 лет, 10 месяцев назад вышла замуж за Ахмеда, который зарабатывает на жизнь мойкой автомобилей. У них не было возможности арендовать квартиру, и поэтому решили сделать это вместе с другом Ахмеда. Теперь за квартиру платят вдвоем: Ахмед и его друг.

Узнав, что у них будет сын, очень обрадовались. Но не было возможности купить будущему ребенку даже носки.

И вот настал день родов.

«Вызвали «скорую помощь». «Скорая» хотела отвезти ее в Республиканскую больницу. Муж сказал, что у них нет возможности, лучше отвезите в Сабунчинскую больницу - она рядом. Мы тоже поехали с ними, ее проверили и сказали, что ребенку трудно внутри, он хочет выйти на свободу. Нужна срочная операция. Я сказала, что это невозможно. Врач спросил, разве совсем нет денег? Тогда отведем ее в отдел патологии. И какой-то укол сделали, кажется, болеутоляющий».

Лала Гашимова - жена друга Ахмеда (они вместе живут) так вспоминает разговор с врачом:

«Врач сказал, что если сделать операцию, то он не гарантирует, что они оба выживут. А почему не дают гарантию? Мы проверяли, ребенок здоровый. Врач у меня опять спросил, неужели и 100 (125$) манатов нет? И говорит, что операция стоит 600 (725$) манатов. Я сказала, что если на операцию денег нет, вы что, оставите ребенка умирать в животе? Ну нет у них денег! С тех пор она лежит в больнице».

Лала Гашимова говорит, что через три дня лечащий врач Ругии Лала Шекералиева предложила перевезти ее в другую больницу. Но с одним условием: близкие должны дать расписку, что они сами поменяли больницу. Но они не согласились.

И вот уже целую неделю Ругийя Гусейнова в больнице. Близкие говорят, что когда у нее начинаются схватки, ей делают уколы.

Мы тоже посетили больницу, где прибывает Ругийя. Постучались в окно ее палаты. Первые ее слова были: «Если я буду говорить, у меня проблем не будет?»

Оглядываясь на дверь, она сказала, чтобы мы о ней не говорили, в прошлый раз она дала интервью какой-то газете, и у нее были проблемы с врачами:

«У меня проблемы будут».

Не успела она это сказать, как соседка по палате начала кричать и спрашивать, мол, кто мы и откуда пришли? На шум сбежались медсестры и врачи. Были и такие, которые говорили, что без разрешения главврача они не имеют права говорить. А Ругийя, которая и без того боялась говорить, забилась в угол. Медсестры потребовали, чтобы Ругийя заговорила:

«Ну, говори, почему не говоришь? Может у тебя, какие-то проблемы есть? Может, тебя здесь не кормят или деньги требуют?»

После этого она тихо начала говорить. Сказала, что у нее 38 неделя беременности, все в порядке, и врачи заботятся о ней.

Спрашиваем, а если так, то почему тебя не отпускают домой?

«Не разрешают, говорят, что у меня давление. Врач говорит, что оперировать не будут».

Опять медсестры вмешиваются в разговор и говорят, что во время родов будет видно, оперировать ее или нет.

После этого мы отправились к главврачу больницы Акифу Абдуллаеву. От интервью он отказался. После долгих уговоров сказал, что когда это дело появилось в прессе, он сам решил разобраться. Вызвал Ругийю к себе и спросил, кто у нее требовал деньги. А она сказала, что до сих пор только санитару дала 1 манат.

Но, в отличие от Ругии, главврач заявил, что у нее не 38-я, а 34-я неделя беременности. И по состоянию здоровья до родов она будет пребывать в больнице.

Мы опять звоним соседям Ругии. Лала Гашимова говорит, что Ругийю запугали, и бедная, необразованная девушка боится говорить. Но она готова в любое время и в любом месте повторить, как врач требовал у них деньги.

А врач при первом осмотре говорил, что ребенку "трудно внутри, и он хочет выйти на свободу".

XS
SM
MD
LG