Accessibility links

Рамзан Кадыров - генеральный секретарь всех чеченцев


Рамзан Кадыров - фигура далеко не регионального масштаба. Он - публичный политик общероссийского уровня

Рамзан Кадыров - фигура далеко не регионального масштаба. Он - публичный политик общероссийского уровня

ВАШИНГТОН---Не исключено, что в скором времени Рамзан Кадыров перестанет быть президентом Чечни. В последнее время его стало особо тяготить наличие одновременно нескольких президентов в едином государстве. Однако, до того, как расстаться с этим опостылевшим ему постом, Рамзан Кадыров приобрел новую должность. Несколько дней назад на Всемирном конгрессе чеченского народа в Грозном он был избран его генеральным секретарем. В последние годы в РФ прошли десятки, если не сотни разных съездов и конгрессов различных народов. Количество избранных на них президентов и генсеков также исчисляется отнюдь не единицами. Однако появление нового чеченского генсека в этом ряду стоит особняком.

Рамзан Кадыров - фигура далеко не регионального масштаба. Он - публичный политик общероссийского уровня, который местами пытается выступать и по вопросам внешней политики, советуя, как нам лучше обустроить Грузию и Украину. В отличие от думских депутатов, сенаторов, членов правительства и администрации президента Кадыров-младший может «сметь свое суждение иметь» практически по всему спектру вопросов. Кто еще из российских политиков может усомниться в правильности действий ФСБ, экономических стратегий «Роснефти» и иметь свои особые отношения с общегосударственной пенитенциарной системой (руководство Чечни и главное управление исполнения наказаний договорились об особом порядке содержания в исправительных учреждениях и тюрьмах выходцев из Чечни)? Какие еще граждане России, кроме жителей Чеченской республики, могут иметь эксклюзивное право на прохождение воинской службы на территории «своего» субъекта? У кого в республике может реализовываться практически особая образовательная и религиозная политика, не вполне соответствующая российскому основному закону? И избрание Кадырова генсеком конгресса на форуме, имеющем знаковое название «Чеченский народ в современном мире», только укрепляет его международный статус.

Между тем, превращение Кадырова в генсека - это не характерная для российской и советской бюрократии погоня за «цацками». Этим политическим шагом Рамзан Ахматович убивает сразу нескольких зайцев. Во-первых, он дает новые козыри в руки Кремлю. Всемирный конгресс чеченцев можно красиво «упаковать» и подать как очередное доказательство стабилизации Северного Кавказа. Вместе со Стратегией-2025, утвержденной правительством, получается неплохой пиаровский коктейль для внутреннего пользования. Внешнему же миру конгресс с участием 25 чеченских диаспор можно предъявить, как альтернативу другим форумам с участием Закаева и его сторонников. Можно и задать обоснованный вопрос иностранным дипломатам: какой форум более представительный и легитимный? Тот, что прошел далеко от Кавказа в пригороде польской столицы, или в столице Чечни, восстановленной в рекордные сроки Россией и ее верным «пехотинцем» чеченской национальности? Во-вторых, конгресс позволяет Кадырову решать некоторые проблемы внутричеченского позиционирования. После того, как часть полевых командиров откололась от лидера «Амарата Кавказ» Доку Умарова, а лондонский сиделец Ахмед Закаев проявил к ним неподдельный интерес, забытая и затертая «ичкерийская тема» вышла из тени на свет. И Кадырову надо не прозевать этот выход. Ему следует четко продемонстрировать своим попутчикам (в политике нет постоянных друзей) и противникам, что именно он – наиболее сильный (здесь понятия легитимности не так уж важны) представитель своего народа. Именно он способен реализовывать его чаяния. Где надо с помощью конформизма, а где надо с помощью открытого шантажа и силового давления. «Медовый месяц» с Закаевым позади и октябрьский форум в Грозном окончательно оформил «развод» и новую конфигурацию.

Впрочем, Кадыров давно уже понял, что наименование того или иного поста само по себе мало что значит. Главное — не форма, а содержание. Он сам, будучи в течение трех лет вице-премьером и премьером республиканского правительства, в действительности был хозяином республики, принимающим ключевые решения. В этом плане его переход на работу президента Чечни в марте 2007 года мало что изменил в его политической карьере. Он просто формально зафиксировал следующий факт: отныне хозяин Чечни будет называться президентом. В октябре 2010 года он сделал заявку на роль хозяина всего «чеченского народа в современном мире». Задача амбициозная и трудно реализуемая на практике, но к ней новый генсек подступался неоднократно. Вспомним хотя бы Кондопогу или другие инциденты с участием этнических чеченцев.

Но все это вместе взятое, никак не изменит того факта, что Кадыров в Чечне - это не фамилия, это должность. И в обход Кадырова не должен решаться ни один ключевой вопрос развития республики (и чеченцев, проживающих за ее пределами). Точно так же, как Путин в России — это не фамилия президента или премьера, это политическая функция, намного более важная, чем официальная табель о рангах отечественной бюрократии. Только понятие «национальный лидер» в Чечне в отличие от «национального лидера» в России наполнено реальным содержанием. И «вертикаль» здесь выглядит более монолитной. И «прагматика» Кадырова, в отличие от кремлевской «технократии», связана не только с «правильными подходами» к освоению финансовых средств, но и с продвижением собственной этнонациональной и религиозной программы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG