Accessibility links

Мастер на все руки


Он переехал из Гудауты в Хуап, оставив искусство, и стал заниматься хозяйством

Он переехал из Гудауты в Хуап, оставив искусство, и стал заниматься хозяйством

СУХУМИ---Василий Арухаа живет в селе Хуап Гудаутского района Абхазии. Здесь у него дом и хозяйство. Когда я вошел во двор, он ремонтировал трактор. Услышав радостный лай собаки, оповещавший о том, что пришел гость, Василий вылез из-под машины и поприветствовал меня. Крестьянское загорелое лицо, густые усы, голубые добрые глаза. Он из тех, о ком смело можно сказать «мастер на все руки».

Но еще интереснее то, что Василий фактически единственный мастер на всю страну, который изготавливает национальные абхазские музыкальные инструменты. Смыв с лица и рук машинное масло, Василий приглашает меня на крыльцо апацхи – вот-вот должен начаться дождь. Здесь на стенах развешены готовые и еще недоделанные музыкальные инструменты. Некоторые чем-то напоминают домбру или балалайку, другие для неподготовленного русского глаза выглядят более чем загадочно. Заметив мое недоумевающее любопытство, Василий начинает перечислять певучие названия.

Изготавливать музыкальные инструменты Василий Арухаа начал после грузино-абхазской войны. До этого он занимался национальными абхазскими танцами. Сначала танцевал в государственном ансамбле «Шаратын», с которым в советское время гастролировал по Европе, потом перешел в народный ансамбль «Рица», а перед войной основал собственный детский танцевальный коллектив «Адац» в Гудауте. Война изменила его жизнь. Сначала на фронте погиб брат, следом, не выдержав горя, умер отец, и две семьи – его собственная и семья брата, оказались на плечах Василия. Он переехал из Гудауты в Хуап, оставив искусство, и стал заниматься хозяйством. Первый «ачангур» Василий сделал на спор. Потом увлекся и начал совершенствовать технологию. Все приходилось изобретать самому, учиться было не у кого. «В этом и состояла основная сложность», - говорит Василий Арухаа.

«Если есть учитель, у кого можно учиться, это легко делать. А вот когда нет учителя, то сам все соображаешь - никакой схемы нет. Некоторые падают духом. Скажешь: "ты не сделаешь его" и он падает духом. Начал, не получилось - бросил и ушел. А у меня этого нет. Если не получилось, я нервничаю, себя чуть-чуть казню и все равно добиваюсь своего».

Для того чтобы изготовить идеальный инструмент, Василий Арухаа перепробовал более десяти разновидностей древесины. В итоге нашел самую подходящую породу, однако названия этого дерева он не знает ни на русском, ни на абхазском языках. Вот такая удивительная история. Дерево это появилось в Хуапе относительно недавно, оно растет быстро и на редкость легкое. За пятьдесят лет жизни Василий Арухаа его нигде не встречал:

«Я точно не смогу его назвать. Где я живу, только в одном месте растет это дерево, больше я нигде не видел. Оно быстро растет и очень легкое. И из него ачангур хорошо получается».

Все национальные коллективы Абхазии сегодня играют на музыкальных инструментах, изготовленных Василием Арухаа. Каждый инструмент он делает с душой и азартом, над каждым сидит с ночи до рассвета, днем времени на это нет – за деревенским хозяйством тоже смотреть надо. В конце нашего общения, когда диктофон был уже выключен, Василий Арухаа сказал фразу, которая почему-то запомнилась мне больше всего. Она одновременно проста и по-своему необычна: «Если человек начнет глубоко задумываться, у него получится все», - сказал на прощанье Василий Арухаа.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG