Accessibility links

МОСКВА (Корр. Радио Свобода)---25 октября семь лет назад в новосибирском аэропорту был арестован Михаил Ходорковский. Его обвинили в хищениях и неуплате налогов.

31 мая 2005 года Ходорковского и бывшего руководителя группы МЕНАТЕП Платона Лебедева Мещанский районный суд Москвы приговорил к 9 годам лишения свободы каждого, впоследствии срок был сокращен до 8 лет. Несмотря на то, что прокуратура на днях заявила, что в деле Ходорковского-Лебедева нет политической подоплеки, многие правозащитники и общественные деятели называют этот процесс политическим. Находясь в заключении, Ходорковский написал несколько статей о событиях, которые происходят в России, дал им оценку. Эти статьи широко обсуждались в обществе.

В феврале прошлого года Хамовнический суд Москвы постановил этапировать Лебедева и Ходорковского в Москву для рассмотрения второго уголовного дела. Их обвиняют в хищении 350 миллионов тонн нефти (позже эта цифра снизилась до 218 миллионов тонн), и легализации преступно нажитых средств. 22 октября 2010 года гособвинитель на процессе Ходорковского и Лебедева попросил суд приговорить обвиняемых к 14 годам лишения свободы каждого.

В случае, если председательствующий в процессе по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева пойдет навстречу прокурорам, бывшим совладельцам ЮКОСа предстоит провести в заключении еще почти 7 лет. 7, а не 14: в соответствии с законом срок будет исчисляться с момента их ареста в 2003 году. Впрочем, защита настаивает, что Ходорковский и Лебедев не виновны. Адвокат Константин Ривкин утверждает:

- Есть два больших эпизода, которые квалифицируются как хищение и легализация. По статье 160-й - 7 лет лишения свободы, по статье 174-й (легализация) - 8 лет лишения свободы. Они их сложили, получили 13 с половиной, прибавили ранее назначенное наказание, в итоге получили 14 лет. Срок наказания исчисляется с момента фактического задержания: у Платона Лебедева это 2 июля 2003 года, у Михаила Ходорковского 25 октября того же года. Я оцениваю происходящее резко негативно, потому что невиновным людям просят дать наказание в виде 14 лет лишения свободы. Никакого хищения на самом деле там не было. И второе, на что особо обращают внимание наши подзащитные: цель уголовного преследования не лежит в правовой плоскости.

Во время прений прокуроры опровергали довод о политическом подоплеке преследования бывших совладельцев ЮКОСа, ссылаясь, в том числе, на показания Михаила Касьянова. Бывший премьер-министр России рассказывал в ходе судебного следствия, что Владимир Путин выказывал недовольство тем, что ЮКОС финансирует оппозицию. Однако прокуратура в прениях решила использовать иной фрагмент показания свидетеля. Утверждения Михаила Касьянова, что Ходорковский и Лебедев были арестованы по политическим основаниям, опровергаются им же, отмечал прокурор Лахтин. В частности, Касьянов показал, что когда он спросил у тогдашнего президента страны Владимира Путина об уголовном деле в отношении фигурантов, Путин сказал, что это прерогатива прокуратуры. Кроме того, по мнению гособвинителей, отсутствие политических мотивов в преследовании бывших совладельцев ЮКОСа также подтверждается вступившим в силу приговором Мещанского суда Москвы.

Возможность возразить на эти доводы у защиты появится уже 27 октября, когда в Хамовническом суде продолжатся прения сторон.

* * *

Недавно социлоги Левада-центра провели опрос, выясняя отношение российских граждан к "делу ЮКОСа" и процессу над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым. Выяснилось, что внимательно следят за ходом нового процесса лишь 2 процента опрошенных, 12 - следят, но без особого внимания, почти половина респондентов ответили, что совершенно не следят за "делом ЮКОСа", а 26 процентов - просто ничего не слышали об этом...

Впрочем, есть регионы, где по-прежнему помнят о Ходорковском - там, где возглавляемая им компания ЮКОС осуществляла свои социальные и гуманитарные программы. Одним из центров этой благотворительной деятельности была Томская область. Вот что рассказывает лидер томского отделения "Солидарности" Иван Тютрин:

- Здесь было много программ, как социальных, так и образовательных. У нас в регионе много университетов, на их базе организовывались такие проекты, как "Помоги советом", например. Активно работала "Открытая Россия", Школа публичной политики, создавалось большое количество объектов для детей и молодежи. После ареста Ходорковского началась массированная пропаганда: мол, компания ЮКОС выкачивала все из региона и отправляла в Москву... Это, конечно, повлияло на общественное мнение. Но время расставило все по своим местам, и сейчас для подавляющего большинства жителей нашего региона очевидно, что те компании, которые пришли вместо ЮКОСа, ничего подобного даже близко не делают ни в области образовательных проектов, ни в области проектов социальных.

Константин Янцен, политолог, доцент Томского государственного университета считает:

- Томск - не совсем стандартный регион, если сравнивать со всей Россией. Здесь доля людей с высшим образованием крайне велика. Каждый пятый - студент, каждый второй - имеет высшее образование. Соответственно, уровень критического восприятия информации достаточно высок. Поэтому и отношение в Томске к Ходорковскому не совсем стандартное. В Россия радовались, что посадили олигарха... Томск так не думал, интеллигентные и образованные люди понимали, что это политический процесс. Другое дело, что это понимание ничего не изменило.

Комментируя опубликованное 25 октября обращение Бориса Немцова к президенту Медведеву с призывом помиловать Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, адвокат Ходорковского Вадим Клювгант отметил:

- В соответствии с российской Конституцией, каждый осужденный в праве просить как о смягчении приговора, так и добиваться и оспаривать этот приговор, если он с ним не согласен. Это два разных права. Одно другое не исключает и не противоречит. Одно от другого в зависимость не может быть поставлен. Мы сейчас в Хамовническом суде доказываем заведомую ложность обвинения - фальсификацию доказательств с целью расправы. Это совершенно никак не ограничивает президента в принятии любых решений, которые он сочтет необходимыми принять в соответствии с имеющимися у него полномочиями. Среди его полномочий есть безусловное право осуществлять помилование любого осужденного вне зависимости от каких бы то ни было условий, включая наличие заявления, просьбы о помиловании, признания или непризнания вины или любых других. Это исключительно право президента.

Судьба Ходорковского решается не в суде, а в коридорах власти, уверены 42% опрошенных социологами Левада-центра в октябре этого года. Только 8%респондентов верят, что мотивом второго уголовного дела против экс-владельцев ЮКОСа было стремление к восстановлению законности и справедливости.

Говорит Борис Дубин, заведующий отделом социально-политических исследований Левада-центра:

- Отношение к делу Ходорковского за такое большое количество лет не могло не меняться. Менялось оно в разные стороны и под влиянием, как правило, одного обстоятельства - отношения россиян к центральной власти. Дело в том, что большая часть россиян понимают, что за этим делом стоят интересы первых лиц и людей, близких к власти. Сегодня ситуация обстоит чрезвычайно неопределенно. Общая неопределенность ситуации в политической, в экономической, в общесоциальной не слишком сильно влияет на показатели доверия или недоверия первым лицам, но в целом отношение к власти со стороны населения и вера населения в возможности правительства, руководства России всерьез изменить ситуацию становится все меньше и меньше. Как это влияет на отношение к делу ЮКОСа, к фигуре Ходорковского? Все большее и большее количество людей как бы отстраняются от какой бы то ни было заинтересованности в этом деле. Сегодня более 60% не следят за тем, что происходит. Среди тех, кто следит за процессом, все-таки выше, а временами была очень значительно выше, доля тех, кто, скорее, принимал сторону Ходорковского или, по крайней мере, понимал, что за делом Ходорковского стоят корыстные интересы и мстительные настроения высших чиновников российского государства.

XS
SM
MD
LG