Accessibility links

Летопись жизни Нины Чагелишвили


Нина Чагелишвили

Нина Чагелишвили

ВЛАДИКАВКАЗ---На днях в одном из владикавказских домов праздновали день рождения, пожалуй, самой пожилой жительницы этого города. Нине Филипповне Чагелишвили исполнился 101 год.

Нина Филипповна ведет, как говорят ее соседи и родственники, активный - для своих лет – образ жизни. Наш корреспондент во Владикавказе побывала у неё сегодня в гостях и сама убедилась, что Нина Филипповна не привыкла сидеть без дела: она любит заниматься мелкими домашними делами, готовить, подметать в доме, во дворе и улицу перед домом.

Она часто общается с соседями, ежедневно смотрит телевизор. В фотоальбоме – летопись всей жизни. Отец в военной форме во время русско-японской войны. На другом снимке – она с сестрой и мамой. Снимок был сделан по просьбе Филиппа Нариманидзе – отца Нины, которого призвали на Первую мировую войну. Отец ждал этот снимок на фронте, попросил прислать чуть позже, когда станет известен его адрес, но дождаться не успел. Так семья и не узнала, где сложил голову за императора и Россию Филипп Нариманидзе.

Наш корреспондент, которая оказалась моложе своей собеседницы более чем на 70 лет, с удивлением слушала ее необычные ответы. Например, про встречу во Владикавказе императора Николая Второго. Это ведь рассказывал не историк Радзинский, а очевидец. Николай Второй заехал во Владикавказ специально, чтобы помолиться в кафедральном соборе Иверской иконе Божьей Матери. Икону доставили для этого из Моздока. Императору готовили пышную встречу, но он предпочел приехать в город тихо, под вечер, и в одиночестве молился перед иконой ночью. Так учащаяся владикавказской грузинской школы Нина (тогда еще Нариманидзе) не смогла увидеть российского императора. Вот как об этом она рассказала сегодня:

“Училась в грузинской школе. Нас повели на спуск Максима Горького и построили, но Николай II не приехал. Он приехал вечером, и мы никого не видели”.

Послушайте небольшую беседу нашего владикавказского корреспондента Жанны Тархановой с самой пожилой владикавказской Ниной Филипповной Чагелишвили.

Жана Тарханова: А при каких правителях вам легче жилось?

Нина Чагелишвили: В царское время маленькая была. Мама чернорабочая была. Во время революции мне 9 лет было. То белые, то красные. Говорят, белые придут - белый флаг вывесить. Через час красные - красный флаг. И по матушке нас ругали. Голод был, холод был. В 1918 году здесь была виселица на Комсомольской. Белых и красных вешали. Руки и ноги завязывали. Вот такие времена были. И мы, дети, бегали и смотрели как они висят. Страшно было.

Жана Тарханова: А сейчас какое время?

Нина Чагелишвили: Все дорого, тяжело. Хотя деньги получаю, но не хватает. Все есть, у кого есть деньги.

Жана Тарханова: Какая у вас пенсия?

Нина Чагелишвили: Сейчас не знаю, 5 или 6 тысяч. И прибавляют до 10 тысяч. Когда была 65-ая годовщина была войны, Мамсуров мне прислал поздравления и подарок в тысячу рублей.

Жана Тарханова: А городские власти не поздравили?

Нина Чагелишвили: Нет.

Жана Тарханова: А с днем рождения?

Нина Чагелишвили: Поздравляли в позапрошлом или в прошлом году. 500 рублей принесли, когда была годовщина войны. Все соседи смеялись и говорили: сто лет исполнится, миллион дадут. Я говорю, что, кроме меня, никому 100 лет не исполняется.

Жана Тарханова: Сейчас чем хотите заниматься?

Нина Чагелишвили: Пока лучше видела, двор и улицу подметала. Помогала внучкам. А сейчас ничего не могу уже. Могу вот посуду помыть.

Жана Тарханова: Наше радио в Грузии и в России слушают.

Нина Чагелишвили: Если в Грузии будут слушать, там много родственников. Двоюродные живут, крестные живут. Все имена не вспомнишь. Соседи-грузины отсюда уехали.
XS
SM
MD
LG