Accessibility links

Не зря Абхазия была когда-то частью Византийской империи, шутят некоторые


Во время обсуждения кандидатур никто, как говорится, и слова худого не сказал ни против Колбая, ни против Чагава

Во время обсуждения кандидатур никто, как говорится, и слова худого не сказал ни против Колбая, ни против Чагава

СУХУМИ---Сегодня в Абхазии, и не только в ее судейском сообществе, бурно обсуждают сенсационные итоги вчерашнего заседания сессии Народного собрания – парламента республики: по результатам тайного голосования депутаты отклонили представленные им главой государства для нового избрания судьями кандидатуры председателя Сухумского городского суда Беслана Колбая и судьи того же суда Давида Чагава. Впрочем, что касается последнего, это не стало такой уж сенсацией: как сказал на одной из недавних пресс-конференций председатель оппозиционной партии «Форум народного единства Абхазии» Рауль Хаджимба, имя Давида Чагава уже воспринимается как имя нарицательное. В негативном, конечно, смысле…

Я обзвонил нескольких своих достаточно осведомленных знакомых, и мы обменялись мнениями относительно произошедшего.

Самый первый и разделяемый всеми моими собеседниками комментарий: вчера в абхазских структурах власти в очередной раз прибегли к уже хорошо апробированной системе ухода от персональной ответственности за принятие кадровых решений. Да что строить догадки и предположения, если сам спикер парламента Нугзар Ашуба сказал после голосования на заседании примерно так: кому-то перед кем-то неудобно, у нас ведь всегда кто-то родственник кому-то, кого не хочется обижать; вот на парламент и свалили роль «сита». И не удержался от иронии: и вы, депутаты, мол, для всех хорошие остались; вы ведь все голосовали «за»…

Ирония его будет абсолютно понятна, если учесть, что по итогам тайного голосования Колбая не прошел, получив 16 «черных шаров» против 14 «белых», а Чагава – 15 при тех же тридцати голосовавших. А кто докажет, что имярек голосовал «против»? Ведь во время обсуждения кандидатур никто, как говорится, и слова худого не сказал ни против Колбая, ни против Чагава. Кроме единственного депутата – одного из лидеров оппозиционной партии «ФНЕА» Даура Аршба, который возмутился: «В своем послании парламенту президент раскритиковал судейские органы и признал наличие коррупции и «телефонного права». А сегодня нам предлагают списки, которые не меняются». Действительно, всем памятно, как в своем послании в начале июля Сергей Багапш обрушился с беспрецедентной по резкости критикой на судейский корпус. Но, очевидно, одно дело – критиковать в целом и общем, и другое – принимать решение об освобождении от должности конкретного «живого человека».

И вот тут действительно для президента, как считают многие, весьма удобным инструментом давно стало тайное голосование в парламенте, где подавляющее большинство – это, как говорится, его люди.

Правда, что касается данного случая, некоторые мои сегодняшние собеседники высказывали сомнения следующего свойства. Давид Чагава – сын известного абхазского адвоката Константина Чагава – стал в обществе притчей во языцех как судья, который может совершенно беззастенчиво выносить неправовые решения. Но ему, мол, многое прощалось со стороны руководства страны, поскольку он всегда был очень исполнительным, когда возникала необходимость ведения дел, связанных с внутриполитической борьбой. Например, когда летом 2009 был взят под стражу по обвинению в незаконном хранении оружия Вальмер Бутба – активный сторонник одного из предполагаемых кандидатов в президенты. Говорят также и о доверительных отношениях Сергея Васильевича с Бесланом Колбая. Зато немалые претензии к последнему есть в Министерстве юстиции, где, в частности, упрекают его в том, что за 5 лет, возглавляя городской суд, он сам провел всего 35 процессов по уголовным делам.

Впрочем, то, что обоим не хватило чуть-чуть, чтобы продлить свои полномочия, и свидетельствует, по мнению некоторых наблюдателей, о том, что и у главы государства не было, скорее всего, однозначного отношения к этим кандидатурам. Но, по общему мнению, он уже не будет снова предлагать их парламенту.

Первый президент Абхазии Владислав Ардзинба не церемонился, как известно, при решении кадровых вопросов, и это, несмотря на все его заслуги перед абхазским народом, постоянно множило ряды оппозиции ему. Учтя это, Сергей Багапш, можно предположить, и взял в этой области на вооружение ту лукавую политику, которую принято называть византийской. Считается, что она была успешно опробована в 2005, когда в парламенте вот так же молча «прокатили» бывшего главу Нацбанка Эмму Тания, а затем утвердили Иллариона Аргуна. И хотя для многих это секрет Полишинеля, для нашей маленькой страны, где человеческие отношения так тесно переплетены, данная практика может оказаться весьма живучей.

Ведь не зря же, шутят некоторые, несколько веков в 1 тысячелетии Абхазия входила в состав Византийской империи.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Южная Осетия и Абхазия

XS
SM
MD
LG