Accessibility links

Юное бесстрашие


И вот в 1952 году его племянницы Тамара и Екатерина, тогда аспирантки Института языкознания в Москве, с юным бесстрашием пишут письмо на ту же тему самому Сталину.

И вот в 1952 году его племянницы Тамара и Екатерина, тогда аспирантки Института языкознания в Москве, с юным бесстрашием пишут письмо на ту же тему самому Сталину.

СУХУМИ---Несколько часов назад я пришел с похорон абхазского ученого-филолога и педагога Екатерины Платоновны Шакрыл. Двор коммунального дома в центре Сухума, где она жила, был во время траурного митинга заполнен представителями научной, творческой и политической элиты Абхазии. Она умерла через считанные дни после своего 86-летия.

Екатерина, как и ее сестра Тамара, трагически погибшая шесть лет назад в возрасте 79 лет во время обострения внутриполитической борьбы в Абхазии в связи с президентскими выборами, – дочери известного абхазского ученого и просветителя Платона Семеновича Шакрыла и племянницы не менее известного ученого Константина Семеновича Шакрыла.

В отличие от своего брата, покинувшего этот мир еще в конце 50-х, Константин Семенович дожил до 1992 года, когда ему шел уже 93-й год, и мне не раз в последние годы его жизни доводилось с ним общаться. В 1947 г. вместе с Г.А.Дзидзария и Б.В.Шинкуба он направил в ЦК ВКП(б) письмо с протестом против проводившейся в Абхазии политики грузинизации. Все трое авторов того письма на заседании бюро ЦК КП Грузии были тогда строго партийно наказаны за «дезинформацию» партийного руководства в Москве. Константин Семенович подвергся преследованиям и был вынужден покинуть Абхазию, работал в Карачаево-Черкесии.
И вот в 1952 году его племянницы Тамара и Екатерина, тогда аспирантки Института языкознания в Москве, с юным бесстрашием пишут письмо на ту же тему самому Сталину.

Вот несколько выдержек из этого письма, уже благодаря которому сестры вошли в историю Абхазии: «Дорогой Иосиф Виссарионович! Обращаемся к Вам с глубокой просьбой восстановить фактически уничтоженные права абхазского народа получать образование на родном языке, готовить специалистов по родному языку и развивать свою национальную культуру… После окончания Отечественной войны преподавание в школах Абхазии претерпело, как нам представляется, вредные преобразования. Обучение в абхазских школах было переведено на грузинский язык. Преподавание всех предметов в абхазской школе, начиная с первого класса, на незнакомом для учащихся грузинском языке ведет к срыву работы в школах, к провалу дела подготовки абхазских кадров… Нам часто приходится слышать жалобы детей на то, что они вынуждены для ответа заучивать наизусть, не понимая заученного, краткие конспекты, составленные преподавателями... Местное правительство, оправдывая эти «мероприятия», пытается доказать, что абхазцы и грузины – это одна нация. Но такая постановка вопроса явно противоречит действительному положению. У грузин и абхазцев нет одного из необходимых условий национального единства – общности языка. Лексический состав грузинского и абхазского языка столь различен, что абхазцы совершенно не понимают грузинского языка, а грузины – абхазского».

В конце письма сестры просили не посылать его в Грузию, поскольку это может привести только к репрессиям его авторов «со стороны грузинских центральных организаций». Впрочем, репрессии им грозили в любом случае. Вчера и сегодня по каналу «Абаза-ТВ» показывали сделанную около года назад видеозапись последнего интервью Екатерины Платоновны, которое она давала, уже будучи прикованной к постели. Вот что она, в частности, вспоминала: «С этим письмом мы обратились к нашим друзьям, которым мы доверяли… Потом с этим письмом мы пришли к профессору Георгию Петровичу Сердюченко. Он начал нас отговаривать. Прямо не хотел ни в какую… Мы говорим: все равно его отнесем, но хотим, чтоб вы его посмотрели. Он посмотрел и говорит: «Ну что ж, может быть, вы под счастливой звездой родились, и вам повезет. Только вот что я вам посоветую: напишите копию в более развернутом виде на имя Маленкова». Я думаю, он боялся, чтобы к Берии это письмо не попало».

Сестрам Шакрыл действительно повезло. Их вызвали в ЦК, внимательно выслушали… Репрессий не последовало. А уже через несколько месяцев умер Сталин, был смещен Берия, и после этого абхазские дети вновь получили возможность обучаться на родном языке.

Екатерина прожила менее активную жизнь в политике, чем ее сестра Тамара, которая была одним из лидеров абхазских выступлений 1967 года, одним из основателей в начале 90-х Демократической партии Абхазии и которую порой называли «бабушкой абхазской революции». Но Екатерину Платоновну любили и уважали как замечательного педагога, ученого. И, конечно, много слов сегодня на траурном митинге было посвящено тому отчаянному по смелости поступку, который она с сестрой совершила 58 лет назад: под их письмом Сталину стоит дата 10 октября 1952 года.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Ранее по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG