Accessibility links

Оптимистичные заявления властей Чечни и реальность


Акции вооруженного подполья, которое стало совершать атаки на наиболее укрепленные объекты чеченской власти, не согласуются с заявлениями Рамзана Кадырова о том, что исламское сопротивление доживает свои последние мгновения

Акции вооруженного подполья, которое стало совершать атаки на наиболее укрепленные объекты чеченской власти, не согласуются с заявлениями Рамзана Кадырова о том, что исламское сопротивление доживает свои последние мгновения

МОСКВА---Последние две недели оказались богаты на события, так или иначе связанные с Чечней. Суды над Ахмедом Закаевым и Олегом Орловым стали своего рода фоном нападения боевиков-смертников на парламент республики. Дерзкие акции членов вооруженного подполья, которые этим летом стали совершать атаки на наиболее укрепленные объекты чеченской власти, не слишком согласуются с заявлениями главы Чечни Рамзана Кадырова о том, что исламское сопротивление доживает свои последние мгновения.

Вначале казалось, что в самой Чечне ничего не происходит, все события происходят вокруг или по поводу. Так, суд в Варшаве 26 октября закрыл дело в отношении Ахмеда Закаева, которого желала получить оттуда российская сторона. А вот суд в Москве 15 октября провел очередное заседание по делу «Кадыров против Орлова». Со стенограммой можно ознакомиться на сайте «Мемориала». На суде выступал уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев, он заявил поначалу, что относится к Орлову и «Мемориалу» нормально, но тут же принялся Орлова и «Мемориал» обличать. В Чечне же, по его словам, дела идут от хорошего к лучшему, и главная заслуга в этом принадлежит Рамзану Кадырову.

Чеченский омбудсмен показал полную амнезию. Он ухитрился ничего не знать ни о громких преступлениях последних лет, не слышать громкие заявления Рамзана Кадырова, потрясшие не только российскую, но и мировую общественность. Когда же пришла очередь Орлова задавать ему вопросы, то Нухажиев отвечать на них вдруг отказался, и судье пришлось на этом настоять. В итоге Нухажиев был вынужден признать, что дела с правами человека в Чечне вовсе не блестящи, но и тут он настаивал на том, что Рамзан Кадыров с безобразиями борется, и виноваты во всем федеральные структуры.

Следующее заседание назначено на 2 ноября.

Кроме заявлений чиновников, есть еще и реальность. А она прорвалась наружу в понедельник 19 октября. Трое боевиков-смертников ворвались во внутренний двор комплекса зданий Народного собрания в Грозном, когда там готовились принимать делегации из России: из Министерства внутренних дел во главе с министром Нургалиевым, и парламентариев Свердловской области. Личности смертников в настоящее время устанавливаются. Известно, что двое из них из села Серноводск, и ушли в лес они совсем недавно, в 2009 году. Вот реальность, то, чего, казалось бы, не должно быть. Охраняемый комплекс в центре Грозного, накануне приезда туда высоких гостей из Москвы, и все, и чеченские власти, и московские гости говорили и делали вид, что все нормально, что проблем нет. Но проблемы есть.

Совсем недавно, 29 августа было другое, еще более масштабное нападение на другой, еще более охраняемый объект – на родовое село Кадырова Центорой.

Вооруженное подполье существует, и эту проблему решить Кадырову не удалось, более того, продолжается, очевидно, и подпитка вооруженного подполья новыми людьми. Однако все комментарии по этому поводу сводятся к тому, что внутри этого самого подполья есть противоречия между разными группировками, и что, в конце концов, оно обречено на гибель. Да, действительно, жизнь подпольщика, как правило, коротка, но в лес уходят новые и новые люди, которые сменяют убитых. И вот тут мы снова возвращаемся к той самой теме, о которой речь шла на московском суде. Именно нарушение прав человека, именно те методы, которые используют силовики в борьбе с предполагаемыми участниками подполья и порождают, рекрутируют туда новых боевиков, новых террористов, и, к сожалению, никакие успехи на этом пути за последние годы не заметны. Более того, после двух относительно тихих лет (2007 и 2008), мы имеем увеличение числа терактов с участием смертников: в прошлом году как минимум девять смертников, в этом уже десять, если суммировать семерых из Центороя и троих из Грозного. Впрочем, уже через несколько дней Министерство внутренних дел отчиталось о том, что борьба с подпольем ведется нормально, что уничтожены более семидесяти боевиков, и еще немного, и победа будет одержана. Подобные оптимистичные заявления продолжались все последние одиннадцать лет в ходе так называемой контртеррористической операции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG