Accessibility links

Новая северокавказская политика Грузии: опасная авантюра или продуманная стратегия?


Решение о введении безвизового режима для жителей Северного Кавказа одно из составляющих новой северокавказской политики Грузии

Решение о введении безвизового режима для жителей Северного Кавказа одно из составляющих новой северокавказской политики Грузии

ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ--11 октября правительство Грузии огласило решение о введении безвизового режима для жителей республик Северного Кавказа – т.е. части Российской Федерации. Незадолго до этого, 23 сентября, президент Саакашвили говорил на Генеральной ассамблее ООН о «едином Кавказе». Весной в парламенте Грузии обсуждали возможность признания геноцида черкесов в XIX веке – и тема эта далеко не закрыта.

В чем суть новой северокавказской политики Грузии? В том ли дело, что президент Саакашвили просто хочет насолить Путину и не особенно думает о последствиях, как считают критики? Или тут более продуманная и долгосрочная стратегия?

Главных вопроса – два. Чего Грузия хочет достичь? И не может ли новая политика принести новые опасности?

Начнем с последнего. По мнению критиков, решение Грузии о безвизовом режиме для северокавказцев составляет провокацию по отношению к России. С чем трудно спорить – острое недовольство Кремля было предсказуемо. С точки зрения логики и справедливости, отмести эту критику Тбилиси легко. Упрек Грузии со стороны российского МИДа, что «попытка поделить население России на разные категории противоречит нормам цивилизованного межгосударственного общения», выглядит комично после того, как сама эта страна сначала ворвалась в Грузию, а затем признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Но проблема касается не корректности, а конкретных опасностей: на какие ответные шаги сочтет себя спровоцированной Россия?

С этой точки зрения, расчет Тбилиси, видимо, простой: все, кроме насильственного свержения правительства Грузии, Россия уже сделала, а новое военное вторжение в ответ на объявление безвизового режима маловероятно. Хотя здесь есть пространство для спора. Полностью исключить перспективу военной агрессии России по отношению к Грузии нельзя. В частности, грузинские стратеги обсуждают такую возможность в контексте предвыборных баталий в России в 2012 году, или на фоне крупного военного столкновения в регионе между США и Ираном. В любом случае, России будет необходим предлог, более или менее понятный (даже если не вполне приемлемый) для международного сообщества. Частые заявления российских лидеров о том, что Грузия оказывает скрытую поддержку северокавказским террористам, можно рассматривать как подготовку к созданию такого предлога. Конечно, между введением безвизового режима для простых граждан и поддержкой террористам логической связи нет: скорее наоборот, если бы Грузия решила-таки поддерживать исламских боевиков, зачем объявлять безвизовый режим? Но западному обывателю или даже политику, заранее предубежденному против Саакашвили, связь может показаться убедительной: раз Грузия хочет дружить с северокавказцами в пику Москве, значит, она может и поддерживать антироссийских террористов.

Что подводит нас к другой стороне вопроса. Шаги Грузии в отношении Северного Кавказа плохо понимают на Западе, и это может быть проблемой для Грузии, которой поддержка Запада крайне важна. Нравится это Тбилиси или нет, в большинстве своем западный политический класс (за исключением небольшой прослойки правозащитников и активистов) принимает ту интерпретацию ситуации на Северном Кавказе, которая исходит из Москвы: это непонятный и взрывоопасный регион, где живут непредсказуемые и склонные к насилию люди. Лучше пусть с ними управляется Россия, даже не вполне цивилизованными методами. На этом фоне шаги Грузии вызывают недоумение: на Западе плохо понимают, что именно движет Грузией, кроме желания досадить Москве.

И действительно: зачем Грузии все это нужно? Прямой и быстрой политической выгоды здесь нет. Но именно потому, что Северный Кавказ взрывоопасен, Грузии важно, чтобы энергия любых северокавказских потрясений не была направлена против Грузии, что, в какой-то степени, произошло в начале 1990-х. Тот факт, что общественное мнение на Северном Кавказе, особенно в западной его части, было в основном антигрузинским, сыграл крайне негативную для Тбилиси роль в абхазском и югоосетинском конфликтах. Поэтому важно иметь непосредственные контакты на Северном Кавказе и преодолеть образ врага, который там насаждается. В Грузии есть традиционный социальный капитал симпатии к северокавказским народам, и есть уголки симпатии к Грузии на севере. Грех эти ресурсы не использовать.

Все это никак не означает шагов, направленных на дестабилизацию Северного Кавказа, что было бы не только невыгодно России, но плохо для всего региона, в том числе Грузии. Но вопрос не только в том, чтобы избегать таких шагов – я не думаю, что основная проблема в этом. Тбилиси надо гораздо больше работать над тем, чтобы объяснять свою политику как союзникам, так и собственным гражданам, чтобы не давать оснований для обвинений в авантюризме и безответственности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG