Accessibility links

В Карачаево-Черкесии вспомнили жертв депортации


Карачаевцы стали первым народом, подвергнутым сталинской депортации

Карачаевцы стали первым народом, подвергнутым сталинской депортации

ЧЕРКЕССК---2 ноября исполнилось 67 лет депортации карачаевского народа в Казахстан и Среднюю Азию. Карачаевцы стали первым народом, подвергнутым сталинской депортации. Вслед за ними были высланы балкарцы, чеченцы, ингуши, калмыки, крымские татары и немцы. В Карачаево-Черкесии эта дата отмечается как день траура.

Памятная дата отмечается традиционно. Траурный митинг у мемориала жертвам депортации в Карачаевске, где при большом стечении народа ораторы вспоминают лихолетье и выражают веру в светлое будущее. Отдельное слово гостям – на этот раз приехали делегации репрессированных балкарцев и калмыков.

После митинга люди идут друг к другу в гости, или в кругу семьи вспоминают тяжелое время и предков, чьи могилы остались на чужбине.

Режиссер драматического театра Борис Тохчуков вспоминает, как его вместе с другими соплеменниками везли в неизвестность под охраной в вагонах – телятниках. В ту пору ученик первого класса, он помнит, когда поезд с депортированными доехал до Сталинграда, по эшелону прошел слух о том, что вагоны с людьми будут топить в Волге.


«Когда разошелся слух, что нас хотят в Волгу бросить с моста, все очень боялись. Помню, в нашем вагоне какая мертвая тишина стояла. Мы, трое детей, бабушка, мать прямо друг к другу прижались, и когда дверь наглухо закрыли, мы уже тогда верили, что нас действительно сбросят. Поезд медленно двинулся, и когда он выехал на другой берег, я не знаю, такую радость, наверное, этот народ очень редко испытывал, все зарыдали, зашумели», - говорит Борис Тохчуков.


Карачаевцы вернулись на Кавказ через 14 лет.

Амнистия Хрущева вернула родину, но не вернула в полной мере гражданское достоинство.

Депортацию сменила негласная дискриминация, и ярлык представителей неблагонадежных народов.

В первую очередь ограничения действовали при поступлении в вузы, ориентированные на оборонку и негласный запрет на элитные, по советским меркам, формы служения коммунистическому режиму.

Постсоветское официальное осуждение сталинской депортации и федеральные программы реабилитации репрессированных народов мало повлияли на доверие к государству со стороны тех, и кто на протяжении трех поколений ощущал враждебность окружающего мира.

Оправдание этой позиции - почти открытые рассуждения отдельных ораторов об обоснованности депортации и росте кавказофобии в российском обществе, считает мой собеседник Магомед, карачаевец по национальности:


«Допустим, там было четко, ясно – выслали, и все. Заклеймили. Сейчас это идет потихоньку. Насаждается кавказофобия. Это мы видим в средствах массовой информации, это мы видим по телевизору, что такие вот люди есть, и их надо бояться. Может быть, в то время, в 43 году, это было честнее, сейчас нечестная такая игра. Но это тоже депортация, именно социальная депортация. Чтобы этого не было, наверное, все-таки надо пересматривать то, что происходит сейчас в стране».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG