Accessibility links

Боец интеллектуального фронта


Грузино-абхазское вооруженное противостояние 92-93-ого годов до сих пор накладывает свой отпечаток на отношения

Грузино-абхазское вооруженное противостояние 92-93-ого годов до сих пор накладывает свой отпечаток на отношения

СУХУМИ---К сожалению, попытки диалога между грузинским и абхазским обществами редко бывают успешными. Грузино-абхазское вооруженное противостояние 92-93-ого годов до сих пор накладывает свой отпечаток на отношения. Кроме того, последние 17 послевоенных лет общества развивались в разных направлениях, давая подчас противоположные оценки прошлому.

Валерий Эзугович Хагба с первых дней грузино-абхазской войны возглавлял комитет оборонной промышленности Абхазии и одновременно был заместителем министра обороны по вооружению и технике. Несмотря на безобидный облик, который так и хочется назвать «мультяшным» - сухое лицо, глубокие голубые глаза, живописные усы, неординарные нос и уши, – всем своим видом он скорее напоминает доброго волшебника или сказочного хранителя магического леса, – при всём при этом в нём чувствуется внутренняя строгость и сила, мощная офицерская выправка.

Валерий Эзугович в первые дни войны сыграл одну из главных ролей в формировании абхазской армии. Мало того, что он умудрялся каким-то образом вооружать ополченцев, которым сначала приходилось воевать с охотничьими ружьями в руках против хорошо подготовленного в плане военной техники противника, Валерий Хагба ещё и смог оснастить оружием абхазский флот, что было стратегически чуть ли не важнее, чем укрепление позиций на линии сухопутного фронта.

«Если бы мы море не завоевали, мы бы войну, конечно, проиграли бы. Многие журналисты и высокопоставленные наши руководители всё время это как-то в тени оставляют. Это был один из решающих моментов в начале войны», - считает Валерий Хагба.

Абхазский военный флот – в первое время боевых действий был понятием, мягко говоря, относительным. Грузинские войска, именно благодаря высадке десанта с моря, смогли почти беспрепятственно взять под контроль весь Гагрский район. Противопоставить грузинам на море было нечего, всё, что было у абхазов, это гражданские плавательные средства – рыболовецкие сейнеры, грузовые баржи и тому подобное. Недолго думая, Валерий Хагба принял решение оснастить эти суда нештатным оружием.

«Где-то первую неделю мы, по сути, что делали – вооружали эти плавсредства пулемётами и гранатами. Но это всё, конечно, для ближнего боя, но не для военно-морских каких-то там операций. Но в дальнейшем мы на все плавсредства стали ставить неуправляемые ракеты – так называемые НУРСы», - вспоминает Валерий Хагба.

Оснастить НУРСами, скажем, простой прогулочный катер на самом деле было не так-то просто. Над разработкой технологии трудилось специально созданное подразделение, куда входили учёные, инженеры, технологи. Все они работали непосредственно под руководством Валерия Эзуговича, которого, кстати, во время войны подчинённые в шутку прозвали Нурсовичем – в честь неуправляемых ракетных снарядов. В итоге, всем вместе - Нурсовичу, инженерам и морякам – в сжатые сроки удалось взять под контроль больше половины абхазской акватории. Успех Гагрской операции, когда 6 октября 1992 года грузинские войска были вытеснены из этого района, Валерий Хагба связывает именно с успехами абхазских военных на море.

«Вот при Гагрской операции, мы к тому времени море завоевали простыми плавсредствами, вооруженными нештатным оружием. Завоевали море начиная от Сухума до Псоу – по этой полосе грузины не могли даже сунуться», - рассказывает Валерий Хагба.

Если подытожить историю Валерия Хагба, то, в общем-то, сказать можно следующее. Такие люди, как Нурсович – это яркая иллюстрация того, что войны выигрывают не только те, кто находится непосредственно на линии огня, но и, как говорится, бойцы интеллектуального фронта.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG