Accessibility links

ВАШИНГТОН---Непризнанные республики постсоветского пространства - это сложное и противоречивое политическое явление. Не имея юридического признания, они поставлены в непростые условия выживания. Ежедневно они вынуждены доказывать свое право на суверенитет, независимость и самостоятельность. И одним из элементов такой борьбы является их своеобразная конкуренция с теми государствами, к которым они волею международного сообщества принадлежат. Эта конкуренция проявляется в процедурах выборов, развитии государственных институтов и демократии. Так, например, в Нагорном Карабахе одной из центральных дискуссионных тем является сравнение политического режима в этой непризнанной республике (где президенты сменяют друг друга) и в Азербайджане (где фактически осуществлена передача власти от отца к сыну).

Примерами такой конкуренции полна и история постсоветской Абхазии. Сколько раз представители де-факто властей этой республики говорили о том, что в Грузии еще ни разу после распада СССР высшая власть не передавалась от одного первого лица другому посредством выборной процедуры. В то время как в Абхазии в 2004 году удалось эту проблему спешно решить. Власть перешла от одного президента к другому благодаря выборам, а не перевороту или гражданской войне.

В ноябре 2010 года Абхазия вступает в еще одно соревнование с Тбилиси. Речь идет о конституционной реформе. На ближайшем заседании республиканского парламента будут рассмотрены поправки и дополнения к Основному закону. Идея конституционной реформы в Абхазии обсуждается уже не первый год. Дискуссии на эту тему активно велись и в 2008, и в прошлом году. Однако осенью нынешнего года начинается практическая реализация проекта под названием «конституционная реформа».

Остроты ситуации добавляет тот факт, что непростой и неоднозначный процесс конституционного реформирования переживает Грузия. Только что парламент этой страны утвердил конституционные поправки, однако споры вокруг смысла и конечной цели реформы не утихают и внутри Грузии, и за ее пределами. Станет ли перемещение центра принятия решений от государственной канцелярии в национальное правительство началом «путинизации Грузии»? Ответ на этот вопрос интенсивно ищут политики и эксперты. В Абхазии же реформа будет касаться главы 7 Основного закона республики «Конституционные поправки и порядок пересмотра Конституции». Глава принципиально важная, ибо возможности влиять на конституционные положения, а также механизмы их изменения являются своеобразным ключом к государственному устройству любого образования.

Сегодня трудно сказать, в каком направлении пойдет, и чем закончится процесс конституционного реформирования. В наши дни Основной закон, принятый в 1994 году, выглядит как не вполне адекватный реалиям сегодняшнего дня. Все же за послевоенный период задачи абхазской власти существенно усложнились, а картинка мира для нынешней республики стала намного более многомерной. Тем паче, если Сухуми ищет международного признания или, как минимум, серьезного вовлечения в международные процессы, то от многих недемократичных элементов Основного закона (например, возможности президента отменять решения органов местного самоуправления или распускать представительные собрания на местах) необходимо отказываться. До сих пор в республике нет работающего института конституционного судопроизводства, что в условиях 1994 года было, наверное, оправдано, но сегодня кажется анахронизмом. Вряд ли будут способствовать укреплению национального мира внутри республики и ряд откровенно дискриминационных мер (статья 49, например, фиксирует право быть главой государства только за этническим абхазом).

Таким образом, сегодня перед властями республики обозначена развилка. Либо совершенствовать конституционные нормы в том виде, чтобы соответствовать высоким международным стандартам и добиваться международной легитимации, либо же выбрать более простой путь и повторить опыт постсоветских признанных государств, той же Грузии, то есть избрать путь сохранения под тем или иным соусом позиций правящей бюрократии. Учитывая же растущее вовлечение в дела республики России, эта развилка обозначается и перед Москвой. Спору нет, второй путь Кремлю проще и понятнее, в то время как первый грозит сложностями и чреват необходимостью искать более сложные решения. Только выбирая между этими двумя путями, Москве надо думать о возможных издержках и приобретениях на далекую перспективу. И очевидно, что консервация отсталости (а закрепление архаики – это и есть отсталость) будет работать не на пользу российским интересам, ибо, не желая быть в составе Грузии, абхазское общество не подписывалось на авторитаризм, закрытость от внешнего мира и бесконтрольность властей. Было крайне неполезно, если бы все эти грехи абхазы и другие народы республики связывали бы с российской политикой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG