Accessibility links

Олег Кашин и Инал Хашиг: продолжение заочного знакомства


Олег Кашин

Олег Кашин

СУХУМИ---Российская общественность сейчас бурлит, обсуждая историю с жестоким избиением неизвестными в ночь с 5 на 6 ноября обозревателя газеты «Коммерсантъ» Олега Кашина. Я поначалу, когда только поступили первые сообщения о происшедшем, не сразу и вспомнил, что более полутора лет назад, в марте прошлого года, писал об Олеге Кашине в газете «Эхо Абхазии», в статье «Страсти по Иналу».

И, увы, тема той статьи была весьма схожа с обсуждаемой сегодня… За месяц до того в сухумской газете «Чегемская правда» была опубликована статья ее редактора Инала Хашига «Беспрограммная любовь» с критикой действующей власти Абхазии, после чего трое молодых людей, близких к этой власти, пригласили автора для «разговора по душам», вывезли его на машине в безлюдное место на берег моря на сухумской окраине и посоветовали ему не рисковать, чтобы не повторить судьбу Дмитрия Холодова и Анны Политковской. Этот эпизод стал, естественно, известен в журналистском сообществе республики и вызвал вполне адекватную реакцию: был принят ряд заявлений, проведено собрание журналистов, представляющих различные СМИ и политические группы. Подавляющее большинство участников собрания резко осудили действия власти и ее «подручных», хотя не обошлось без споров. Так, один молодой редактор проправительственной газеты заявил: «Это был нормальный мужской разговор. И ко мне же вот ни с какими такими разговорами никто не подходил!». Между тем обсуждение ситуации, благодаря Интернету, выплеснулось и в российские СМИ.

В интернет-издании OpenSpace.ru появилась статья Олега Кашина “Переход на личности». Она была дана в сопровождении красочной иллюстрации. На ней некто, понурив голову, стоял в окружении трех парней на берегу бурного моря. Один из троих, при галстуке, но с кинжалом за поясом, другой в черкеске, третий не понять в чем, а картинки в «облачках» над ними иллюстрировали их угрозы. Олегу Кашину, как я узнал из его пресс-портрета, в то время было всего 26 с половиной лет, но он, уроженец Калининграда, был уже довольно популярным московским журналистом и вел «персональную» рубрику «Кашин по понедельникам».

Его публикация показалась мне несколько снобистско-снисходительной. «Нельзя сказать, – писал он, – чтобы статья Инала Хашига была каким-то выдающимся шедевром журналистики. Нет, это и не сенсационное расследование, и не эксклюзивный репортаж, а для хорошего памфлета эта статья излишне патетична». Можно согласиться, что в той публикации Инала не было ничего сверхъестественного, но Олег не учел того, о чем знали мы, журналисты Абхазии: она была очередной в целом ряду его шедших подряд острокритических публикаций, и беседа с ним состоялась по их «сумме». Возможно, на мнение Кашина повлияло и то обстоятельство, что после поднявшегося в обществе шума и встречи близких родственников Инала с президентом Абхазии редактор «ЧМ» сделал в СМИ «примиряющее» заявление: не стоит, мол, изображать его в роли «великомученика и жертвенного барана», а «этих молодых ребят – в качестве разбойников с большой дороги».

Ну а вообще то, что журналистское сообщество Абхазии смогло тогда консолидироваться и дать достаточно жесткий отпор наезду на своего представителя, не могло не сыграть положительную роль. В дальнейшем власть хоть и не раз высказывала недовольство теми или иными выступлениями журналистов, на подобные методы воздействия уже не решалась.

В целом же редко кого из журналистов Абхазии, пишущих критические материалы, миновала в постсоветские годы чаша сия. Почему-то далеко не всем объектам критики приходит в голову элементарное: что слово можно победить только словом, то есть убедительным ответом «тем же оружием» в СМИ, или через судебное разбирательство. А что касается Олега Кашина, то хочется пожелать ему скорейшего выздоровления. А всем нам – скорейшего превращения в общества, которые можно назвать цивилизованными.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG