Accessibility links

На днях в Тбилиси прошла свадьба, которая усилиями властей и СМИ приобрела характер символического действа. Абхазская невеста и жених-грузин, по мнению авторов сей впечатляющей мистерии, как нельзя лучше отображают букву и дух всех стратегий по достижению единства и территориальной целостности. Во всяком случае, именно такое ощущение должно сложиться у тех, кто смотрел сюжет о свадьбе на телеканале Рустави. Счастливым молодоженам уже выделили квартиру в Тбилиси и эфирное время в масс-медиа.

Очень советская по духу и стилистике вера в возможность административно-телевизионного решения грузинских проблем, которую, по-видимому, искренне исповедуют в Тбилиси, все же нуждается в обретении реального фундамента. А он, похоже, отсутствует. То есть, крайне сомнительно, чтобы даже таким образом разрекламированная свадьба, смогла примирить и объединить Грузию с Абхазией. Но дело не только в этом. Хромает весь символический ряд, угадываемый в этой странной истории. Квартира с барского плеча не может служить образом успешного решения жилищных проблем беженцев. Более того, многие из них, думаю, будут оскорблены легкостью, с которой драгоценные квадратные метры жертвуются в угоду примитивной пропаганде. Некоторые беженцы, чтобы получить квартиры, зашили свои рты в знак протеста, но это мало повлияло на ход событий. Агрессивный грузинский агитпроп вообще предпочитает лубок, отвергая любые попытки обсудить базовые проблемы грузинского общества. Реальные достижения (которые невозможно отрицать) абсолютизируются, а неприглядная изнанка замалчивается. Так, например, почти идеально отлаженный аппарат грузинской полиции стал не только примером борьбы с низовой коррупцией и эффективной работы правоохранительных органов, но и идеальным инструментом давления: от разгона демонстраций и давления на бизнес, до прослушки неблагонадежных граждан.

Использование таких медийных и административных инструментов - не уникально грузинское явление. В Абхазии специфика несколько иная. Новым символом республики стали автозаправочные станции "Роснефти", долженствующие свидетельствовать об экономическом возрождении страны под водительством старшего брата. Действительно, именно это и читается на поверхности, но на глубине залегают иные смыслы: вывески нефтяной российской кампании скорее призваны выразить тайный восторг республиканских лидеров по случаю их вступления в элитарный российский клуб криминального ресурсораспределения. А истинными, но тщательно скрываемыми, посредством тех же административных и медийных инструментов, символами Абхазии сегодня можно считать бессовестные истории с отъемом недвижимости, примитивную коррупцию, которую в силу ее простодушия и открытости скорее стоит называть мошенничеством, недееспособную судебную систему, колониальные в своей сути договоры с могущественным соседом. Может быть, единственное отличие одного агитпропа от другого – абхазский неагрессивен, он не столько рекламирует достижения абхазского общественного рая, сколько призван маскировать оборотную сторону жизни.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG