Accessibility links

Абхазские и грузинские журналисты встретились на берегу Босфора


Нынешняя встреча в Стамбуле воспринимается как в чем-то неожиданная и сенсационная

Нынешняя встреча в Стамбуле воспринимается как в чем-то неожиданная и сенсационная

СУХУМИ--На прошлой неделе я принимал участие в проведенном в Стамбуле Советом Европы трехдневном тренинге для журналистов «Стандарты и принципы подготовки публикаций на политически чувствительные темы». Подобные встречи с участием абхазских и грузинских журналистов, скажем, в первой половине 2000-х годов воспринимались как нечто вполне привычное, заурядное. Но военные события в июле 2006-го и августе 2008-го годов в верхней части Кодорского ущелья, а затем признание Россией независимости Абхазии свели, как известно, взаимоотношения Сухума и Тбилиси почти на «нет», в том числе и в сфере журналистских контактов. Вот почему нынешняя встреча в Стамбуле воспринимается как в чем-то неожиданная и сенсационная.

Почти как та встреча журналистов из Тбилиси, Сухума и Цхинвала, которую сотрудник миссии ОБСЕ в Грузии поляк Петр Ивашкевич организовал в мае 1997-го в Варшаве и в которой мне также довелось принять участие. То мероприятие, конечно, можно было назвать психологическим прорывом. Прошло всего три с половиной года после окончания грузино-абхазской войны, и многие из нас, пяти абхазских и шести грузинских журналистов, накануне той встречи даже с трудом представляли себе, как мы будем общаться. «Но мы же теперь с вами не будем, что бы в дальнейшем ни случилось, стрелять друг в друга?» – говорил, помню, подходя по очереди к сухумцам во время кофе-брейка и заглядывая нам в глаза один тбилисский журналист…

Затем долгое время контакты абхазских и грузинских журналистов происходили главным образом в ходе встреч в рамках европейского проекта под названием «Международная ассоциация журналистов «Южный Кавказ». В ассоциацию входили сотрудники СМИ трех признанных (Азербайджан, Армения, Грузия) и трех непризнанных (Абхазия, Нагорный Карабах, Южная Осетия) республик. Дважды я ездил на встречи участников этой ассоциации на горный курортный курорт Гудаури близ Тбилиси, один раз, в декабре 2002-го, – в Ереван, мы совместно готовили книгу об истории постсоветской журналистики на Южном Кавказе. Но затем деятельность этой ассоциации была свернута.

Встречи в рамках так называемого Шлайнинского процесса, в которых принимали участие представители как госструктур, так и неправительственного сектора, в том числе и СМИ, Абхазии и Грузии, прекратились после общего ухудшения отношений сторон в 2006-м. Между тем, новые политические реалии, возникшие после 26. 08. 08, бурное развитие интернет-изданий и блогосферы делало, думается, разговор с нашими грузинскими коллегами о соблюдении правил игры и о многом другом весьма насущным.

И вот в Страсбурге, где работает Совет Европы, возникла идея проведения семинара-тренинга для абхазских и грузинских журналистов. Обсуждались два возможных места его проведения – Стамбул и хорватский Дубровник. Но последний отпал из-за того, что у граждан Грузии для приезда туда было бы немало хлопот по получению визы. Стамбул же несколько лет является весьма удобной площадкой для проведения встреч представителей Южного Кавказа – визовый режим в Турции весьма облегченный: любой прибывающий в страну за 20 долларов получает визу прямо на границе.
В Стамбуле встретились, как мы шутили, две футбольные команды – по 11 человек, представлявших СМИ Абхазии и Грузии. В нашей «команде» было четверо сотрудников Абхазской государственной телерадиокомпании – ее гендиректор Гурам Амкуаб, а также Отар Лакрба, Астанда Кецба и Арифа Капба; старейший участник встречи редактор газеты «Апсны» Борис Тужба, по двое представляли газеты «Нужная» – Изида Чаниа и Зоя Чача, «Эхо Абхазии» – Елена Лолуа и я, от ГИА «Апсныпресс» была Марианна Квициния, от газеты «Чегемская правда» – Анаид Гогорян. Из Тбилиси прилетели сотрудники грузинских государственных и частных телеканалов и газет Давит Грзделишвили, Русудан Вашадзе, Натия Коберидзе, Нодар Меладзе, Екатерина Мишвеладзе, Тея Сичинава, Натия Сордия, Медея Имеришвили, Давид Паичадзе, Мераб Метревели.

С обеих сторон было немало молодежи, и хотя на сей раз с грузинской стороны не прозвучало признания, какое довелось услышать от одной девушки в 2003 году на встрече Шлайнингского процесса в Гамбурге: «Я впервые вижу живых абхазов», – думаю, что для молодого поколения журналистов в этой встрече было особенно много познавательного и поучительного.

Выступавшие перед нами эксперты представляли разные страны и народы: англичанка Кети Бертон, француз Доминик Тьерри, грек Джордж Терсис. То же самое можно сказать и об организаторах встречи: из французского Страсбурга приехали итальянка Анна Капелло и украинка Елена Пицун.

Эксперты в ходе своих выступлений и ответов на вопросы практически не касались реалий грузино-абхазского конфликта (возможно, специально не делая этого; возможно, просто не будучи с ними близко знакомыми; а, скорее всего, думается, по обеим причинам), а иллюстрировали сказанное примерами из того, что было им ближе. Кети чаще всего вспоминала эпизоды, связанные с войной Великобритании и Аргентины за Фолклендские острова, Доминик – с событиями в бывшей Югославии, где он провел немало лет, Джордж – с греко-турецкими отношениями. А вот журналисты, и абхазские, и грузинские, что было, наверное, неизбежно, не раз в ходе своих вопросов экспертам и коллегам и комментариев обращались к политическим проблемам, связанным с грузино-абхазским урегулированием. Так, один из грузинских представителей зачитал больше десятка подобных заранее подготовленных вопросов. В ходе своей реплики я ответил на один из них – о том, почему в августе 2008-го абхазская армия двинулась в верхнюю часть Кодорского ущелья, хотя грузинская против Абхазии не выступала. И, судя по всему, для наших грузинских коллег было откровением, что за несколько лет до этого между Абхазией и Южной Осетией был заключен широко освещавшийся в СМИ договор о взаимопомощи в военной сфере, о том, что в случае выступления против одной из сторон другая открывает второй фронт; но при этом, как известно, в августе 2008-го абхазская армия не стала переходить Ингур, как некоторые предполагали, а восстановила юрисдикцию Сухума над Кодорским ущельем. На остальные же вопросы мы не стали отвечать – не потому, что для нас это было сложно, а потому, что заняло бы слишком много времени и, разумеется, не вписывалось в формат встречи, который предполагал обсуждение не политических, а профессиональных проблем. Хотя в кулуарах встречи, в частных беседах, обсуждение таких общих вопросов грузино-абхазского урегулирования продолжалось.

Многие представители абхазских СМИ констатировали в своих выступлениях, что после признания Россией независимости Абхазии и появления гарантий безопасности нашей республики интерес населения у нас к происходящему в Грузии почти сошел на «нет». Это явно разочаровало грузинских коллег, и они время от времени возвращались к данной теме и говорили, что не всегда стоит идти на поводу у аудитории, иногда нужно ее вести за собой. Я в одном из своих выступлений решил уточнить и сказал, что, во-первых, в послевоенной Абхазии интерес к событиям в Грузии всегда носил у широких слоев населения весьма узконаправленный, «прикладной» характер – «что тамошние политики и представители общественности говорят об Абхазии и перспективах грузино-абхазских отношений»; во-вторых, везде аудитории СМИ состоят из разных людей, с разным диапазоном интересов, и у нас есть такие, кто и сейчас внимательно следит за происходящим в Грузии, понимая, тем более, что мы исторической судьбой обречены быть соседями, но таких очень немного.

Многие представители грузинских СМИ жаловались на дефицит достоверной информации о происходящем в Абхазии. Мы, в свою очередь, говорили, что решение вопросов об их поездках в Абхазию – это не наша прерогатива, что же касается сообщений по телефону и электронной почте, то мы никогда не отказывались и всегда готовы им помочь в том случае, когда сами владеем соответствующей информацией или можем ее выяснить.

Кстати, приятный факт: сразу несколько грузинских журналистов отметило, что охотно обращаются как к источнику информации к радио «Эхо Кавказа». Один из них сказал, что ему нравится сайт «ЭК» за содержательность и сбалансированность.

Есть и такой вполне достоверный источник информации в Рунете – сайт «Апсныпресс», но и, активно пользуясь им, некоторые грузинские русскоязычные СМИ все равно порой допускают путаницу, допускают грубые фактические ошибки. Поэтому, а также в связи с широким распространением ложных стереотипов мышления очень актуальной и верной мне показалась высказанная в ходе тренинга мысль о том, что, несмотря на всю неизбежную разность во многих наших взглядах и подходах, мы, участники данной встречи, можем, как ни парадоксально, быть и должны быть одной командой – выступающей против лжи и извращения фактов, распространения недостоверной информации, человеконенавистнических взглядов и т.п.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG