Accessibility links

Маленький мирок беженцев


Поначалу некоторым семьям из-за отсутствия кроватей приходилось спать на полу вместе с грудными детьми

Поначалу некоторым семьям из-за отсутствия кроватей приходилось спать на полу вместе с грудными детьми

ПОЦХОЭЦЕРИ--Селение Поцхоэцери находится в горах Мегрелии, на высоте 2 км над уровнем моря. Между соседними вершинами раскинулась махина Ингурской ГЭС. Гигантская стена ее плотины видна уже с обрыва на окраине села. Именно здесь мы и встретились с беженцем из Абхазии Сергеем Бокучава, который стал нашим гидом по маленькому мирку переселенцев. Корпуса для беженцев, мимо которых мы проходим, выглядят очень опрятно: они стоят в ряд, свежеокрашенные в светлые оттенки зеленого, синего и желтого цветов.

«Здесь пятнадцать корпусов отремонтировали. Потратили на это 15 миллионов долларов. Но из 200 человек, которых сюда заселили по бумаге, в поселке живут максимум 30», - рассказывает Сергей Бокучава.

На самом деле, как мы выяснили, не 30, а 19.

- А что же случилось с остальными?

«Остальные просто уехали, потому что здесь нет условий для жизни. Элементарно нет поликлиники. Здесь горы, нет почвы, поэтому нет возможности заниматься сельским хозяйством – разве что огороды небольшие можно содержать».

И впрямь, среди асфальта, между корпусов можно иногда заметить небольшой возделанный участок, на котором растет нехитрая зелень, несколько огурцов и помидоров. Рука не поднимется назвать такое хозяйство плантацией. Одной стороной Поцхо упирается в отвесную скалу, с другой – обрыв. Так что никакого сельского хозяйства здесь нет и быть не может.

Двухкомнатные квартиры, выделенные беженцам, выглядят уютно. Окна выходят на солнечную сторону, и в буйстве света первое ощущение – комнаты необыкновенно просторны. Но почти сразу приходит догадка – здесь почти нет мебели. Поначалу некоторым семьям из-за отсутствия кроватей приходилось спать на полу вместе с грудными детьми. Как говорит жительница дома Этери Эджебия, руководитель Цаленджихского района Гонери Чания оказался добрым человеком и помог:

«Мы жили здесь без кроватей, вот мой маленький ребенок спит – он раньше спал на полу. Только руководитель района – видимо, просто добрый человек – со своего кармана дал деньги и купил кровати для детей. Директор школы дал нам столы, а до этого мы ели прямо на полу. Это был ужас какой-то».

В комнатах не видно ни одной батареи отопления, зато везде электропечки. Как оказалось, никто не позаботился провести тепло в дома, хотя село находится в высокогорном районе. Министерство обещало дровяные печи, но технология установки отсутствует. Как вывести дымоход в типовое цельносборное евроокно? Единственный способ – пробиваться сквозь стены. Но когда начнутся работы – об этом в Министерстве по беженцам, внутренне перемещенным лицам и расселению скромно умалчивают.

Впрочем, если даже печи и появятся, то где взять деньги на дрова: одной семье нужна на зиму машина дров, которая обходится в 200-400 лари.

«Мы все молимся, чтобы не было в этом году большого снега! Если пойдет снег, то трасса закроется, и тогда и беженцы, и мы окажемся просто без продовольствия – даже муку для хлеба завести не смогут!» - говорит местная жительница средних лет Надежда Вардания.

Продавцов одного из местных магазинчиков напугал микрофон, но, разговорившись не под запись, они обрисовали картину: товар завозят по минимуму – у людей нет денег, платить нечем. Когда деньги появляются, жители поселка предпочитают покупать товар на зугдидском рынке.

Дорога до Зугдиди – отдельная тема. Вопреки обещаниям Министерства по беженцам, в Поцхо так и не появился бесплатный автобус. Маршрутки до Зугдиди ходят только по понедельникам, средам и субботам. Стоимость билета – 2 с половиной лари. А в Тбилиси беженцы обладали правом льготного проезда и платили от 10 до 30 тетри в автобусах и метро.

С августа до середины сентября в поселке не было электроэнергии. До тех пор, пока беженцы не начали сами беспокоить международные организации и власти, электричество так и не подключили. Сегодня эта проблема решена. Первые 100 киловатт каждой семье предоставляются бесплатно. Но за месяц – без электроприборов – набегает не меньше 150 киловатт.

Беженцы не знают, как платить: ни у кого в поселке нет работы, пособие - это всего 22 лари. Зато можно выбрать, на что потратить эти деньги – купить продукты или оплатить электричество. Вместе не получается

Коренные жители Поцхо по-разному относятся к появлению беженцев:

«Мы удивились: куда селить людей, если ничего не построили? Ни заводов, ни предприятий... Ладно, мы – местные, у нас хотя бы есть свои огородики или еще что-то… Но этих людей поселили и не предоставили работу. Я этого понять не могу».

«Обрадовались: теперь здесь больше людей живет! Поселок хоть ожил!»

Действительно, в Поцхо на улице почти не видно людей. Раньше это был поселок для сотрудников Ингурской ГЭС, но с началом «смутных времен» работы не стало.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG