Accessibility links

В сухумской кофейне рассуждают о заявлениях Пирвели и Саакашвили


Знаменитая кофейня находится на сухумской набережной, напротив гостиницы «Рица»

Знаменитая кофейня находится на сухумской набережной, напротив гостиницы «Рица»

СУХУМИ---Сегодня утром я пил кофе в знаменитой кофейне под открытым небом на сухумской набережной, напротив гостиницы «Рица», еще лет сорок назад прозванной в народе «У Акопа», и стал свидетелем любопытного разговора ее завсегдатаев о последних высказываниях некоторых грузинских политиков.

Но сперва – несколько слов об этом «сухумском Гайд-парке», где почти каждый, взяв в руки чашку кофе, начинает чувствовать себя непревзойденным оратором в аудитории отдельно взятого столика.

Легендарный Акоп Балян, варивший здесь когда-то, в разгар курортных сезонов, до тысячи чашек кофе по-турецки – «черного, как южная ночь, крепкого, как мужское рукопожатие, и сладкого, как грех», – десять лет назад ушел в мир иной, но многие по-прежнему продолжают называть кофейню его именем. Во время войны 1992-1993 годов бойцы абхазской армии, бывало, говорили друг другу при прощании: «Встретимся в шесть часов вечера после войны «У Акопа».

А президент Абхазии Сергей Багапш, у которого здесь, как и у некоторых других вип-персон, есть своя персональная чашка, как-то описал в интервью такой эпизод. Раз, будучи премьер-министром, он зашел сюда вместе с первым президентом Абхазии Владиславом Ардзинба. «Ну что? – обратился Ардзинба к кучке завсегдатаев. – Нас тут, наверное, обсуждаете?». «Да нет, вы – не наш уровень. Мы про Билла Клинтона говорим, Ельцина, Шредера…» А этим летом Багапш привел сюда пить кофе Дмитрия Медведева…

К сожалению, в последнее время эту кофейню все чаще стали называть неблагозвучным словом «брехаловка», хотя лично мне гораздо больше нравится – «У Акопа». Бываю здесь гораздо реже, чем раньше, но сегодня не пожалел, что зашел, потому что встретил нескольких приятелей, с которыми давно не общался.

– Ну, что, слышали об интервью Левана Пирвели? – витийствовал один местный предприниматель, не чуждый и участия в политических процессах. – Он предрекает, что во второй половине будущего года Саакашвили развяжет новую войну против Абхазии и Южной Осетии. Причем фишка тут в том, что он нападет как бы не на Абхазию и Южную Осетию, то есть не на малочисленные народы, а на военные базы России на их территории, потому что, мол, Россия – страна-оккупант. А тут у него уже есть отмашка от НАТО, которая назвала это оккупацией. И это уже будет война малочисленного грузинского народа против имперской России.

– Кто такой Леван Пирвели? – с недоумением перебил его другой кофепийца, историк.

– Это опальный грузинский бизнесмен, ныне живущий в Австрии, но часто бывающий в Москве, – вмешался я. – Что-то вроде Бадри Патаркацишвили, но калибром помельче. При Шеварднадзе его называли «энергоотцом» Грузии. Был депутатом грузинского парламента. Кстати, когда мне позвонила одна сухумчанка, которая услышала это интервью на радиостанции «Эхо Москвы», она назвала его депутатом Европарламента.

Но я полез в Интернет и выяснил, что, конечно, никакой он не депутат Европарламента, а член Европейского координационного совета грузинской оппозиции.

– И, короче говоря, – продолжал предприниматель, не чуждый участия в политических процессах, – сценарий, по Левану Пирвели, такой. Начав войну, грузинское правительство уезжает в одну из четырех предполагаемых им стран, скорее всего, в Чили, и увозит туда весь свой личный и государственный капитал. А в Грузии начинается партизанская война против российских войск, и на этот раз Запад уже просто обязан будет вмешаться не только словом, но и делом. И защитить суверенную Грузию, в границах, естественно, Грузинской ССР.

– А что, зная авантюризм Саакашвили, я и такому фантастическому сценарию не удивлюсь, – заметил историк.

– Да нет, – покачала головой единственная дама в нашей компании. – Это уже чересчур… накручено. Зачем Саакашвили так рисковать, он что, совсем сумасшедший? А если никакая партизанская война не начнется? Да и зачем Западу ложиться за него костьми? Там и сами предпочли бы более предсказуемого главу Грузии… Я думаю, этот Пирвели – из тех маргинальных политиков, кто обычно хочет привлечь к себе внимание любой ценой. Какая-то, наверное, одиозная личность.

– Грузинские блогеры уже обрушились на него со страшной силой, – сказал я. – Я видел в cети подборку, названную так: «Пробелы австрийской психиатрии».

– Да, – продолжил предприниматель, – а потом не прошло и недели, как Саакашвили выступает в Европарламенте, в Страсбурге, и говорит европейцам: подружите нас с Россией, а я, мамой клянусь, не буду войну начинать.

– Если Миша говорит о мире, готовься к войне, – изрек историк. – Достаточно вспомнить о его клятвах в любви к осетинам в телевыступлении за несколько часов до того, как обрушить на Цхинвал залпы «Града»! Это же никто не забыл. И это как в романе Оруэлла, помните? «Министерство правды» – это то, которое сочиняет небылицы, и так далее…

– А я вообще не понимаю, чего такой ажиотаж вокруг этой «инициативы» Саакашвили, – сказала дама. – А что он должен был там сказать – что будет силой возвращать территории и сегодня вовсю готовится к войне? Он сказал то, что ему сейчас выгодно, что от него ждут и что ничего ему, кстати, не стоит. А наивные европейцы рукоплещут: «Ах, какой молодец!».

– Но и то, что он такое сказал, – это все-таки само по себе хорошо, а не плохо, – сказал еще один участник беседы.

Историк скептически покачал головой.

О чем они говорили дальше, не знаю, потому что мне надо было идти, и я распрощался с ними. Насколько знаю, в последнее время в кофейне «У Акопа» дискуссии вокруг грузино-абхазских отношений и грузинских политиков возникают куда реже, чем раньше. Но сегодня они явно привлекли к себе внимание.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG