Accessibility links

"Запущенная" психбольница


«Как ваше здоровье? А мысли как? Спал хорошо? Я тоже вчера неплохо спал, между прочим…» - с такими вопросами главврач республиканского психоневрологического диспансера Константин Ануа обращается к каждому пациенту во время ежедневного утреннего обхода

«Как ваше здоровье? А мысли как? Спал хорошо? Я тоже вчера неплохо спал, между прочим…» - с такими вопросами главврач республиканского психоневрологического диспансера Константин Ануа обращается к каждому пациенту во время ежедневного утреннего обхода

СУХУМИ---Единственный в Абхазии психоневрологический диспансер располагается в селе Дранда Гулрыпшского района. На сегодняшний день на стационарном лечении здесь находится порядка восьмидесяти пациентов. Год назад больницу начали ремонтировать, однако выделенных средств хватило только на отделку первого этажа. Большинство же палат, в которых лежат больные, находятся практически в аварийном состоянии.

«Как ваше здоровье? А мысли как? Спал хорошо? Я тоже вчера неплохо спал, между прочим…» - с такими вопросами главврач республиканского психоневрологического диспансера Константин Ануа обращается к каждому пациенту во время ежедневного утреннего обхода.

Сначала он показывает отделение строгого режима на первом этаже, где сегодня содержатся 10 человек на принудительном лечении. Эти пациенты находятся под охраной, многие из них совершили тяжкие преступления. На первый взгляд, все они выглядят безобидно, в их поведении не чувствуется особенной агрессии. Но, честно говоря, становится не по себе, когда, выйдя из очередной палаты, Константин Ануа начинает шёпотом рассказывать:

«Этот убил своего отца художника, этот застрелил лучшего друга и разрезал на части, этот отрубил родному брату руку». Однако, как бы странно ни звучало – отделение строго режима самое обустроенное. В прошлом году на ремонтно-восстановительные работы в психоневрологическом диспансере правительством было выделено 3,5 млн. рублей. Этого как раз хватило на отделку первого этажа. Остальные 70 пациентов, которые лежат в палатах этажом выше, содержатся , мягко говоря, в некомфортных условиях.

«Человек чисто не будет выглядеть, если половину лица побреет, а половину оставит. Так вот половину диспансера нам отремонтировали, отпустили на это 3,5 миллиона, а второй этаж по-прежнему не тронут», - рассказывает Константин Ануа, поднимаясь по лестнице на второй этаж.

Здесь нас встречает заведующая женским отделением Людмила Шульгат. Пожилая, но очень бойкая женщина. В отличие от главврача, который, перечисляя проблемы психоневрологического диспансера, старается не слишком драматизировать, рассуждать спокойно и рационально, Людмила Шульгат сразу начинает громко, не скрывая эмоций, высказывать своё недовольство:

«В крайне катастрофическом положении находится отделение – стены рушатся, потолки валятся, вода льёт в дождь как из ведра, больных некуда класть, отодвигаем кровати, боимся, чтобы всё это не упало и не завалилось на них».

В подтверждение своих слов Людмила Шульгат демонстрирует дыры в потолке и стены палат, где кусками отваливаются деревянные перекрытия и штукатурка, оголяя кирпичную кладку. Ещё одна больная тема – подача воды. Зачастую персоналу вместе с пациентами приходится таскать её в вёдрах, чтобы поддерживать в отделении элементарную гигиену.

«Больные вместе с сотрудниками набирают воду, вот как раз они в вёдрах несут её сюда – для туалета, для санитарной обработки. Смотрите, в каких условиях мы работаем», - объясняет заведующая женским отделением в тот момент, когда по коридору мимо нас проходят три пациентки с пластиковыми вёдрами, наполненными водой.

К сожалению, санитарные проблемы на этом не заканчиваются. В психоневрологическом диспансере до сих пор нет ни одной дезинфекционной камеры, несмотря на то, что, по словам Константина Ануа, в подобных лечебных заведениях она просто необходима. Ведь нередко в учреждение поступают так называемые «запущенные» больные с улицы.

«Многие говорят: «О-о, город надо очистить, всех бродячих больных забрать в психиатрическую больницу!» А это больные – грязные, завшивленные, запущенные. А дезинфекционные камеры – стоят дорого, порядка 400 тысяч рублей. Я ставил этот вопрос неоднократно, но, видимо, у государства на это нет средств. И нам приходится варить одежду на улице, чтобы завшивленности не было в отделении», - рассказывает главврач.

Конечно, картина получится совсем апокалиптичной, если не отметить несколько положительных моментов в работе диспансера. Во-первых, здесь неплохое медикаментозное обеспеченье. В принципе, государством на это выделяется достаточно средств, при лечении, по словам Константина Ануа, используются современные дорогостоящие препараты. Для иллюстрации, одна ампула «Клопиксола» стоит 560 рублей, а в среднем на каждого пациента нужно по две ампулы в месяц. Нет проблем с питанием – три раза в день, тоже за счёт государства. Недавно был приобретён новый служебный транспорт, который из Сухума доставляет сотрудников на работу.

Другое дело, что персонал работает практически на голом энтузиазме, средняя зарплата - 2000 рублей. И заведующая женским отделением Людмила Шульгат, и главврач Константин Ануа сходятся в одном – сегодня в республике психиатрической помощи уделяется слишком мало внимания.

«На психиатрическую помощь никто не обращает внимания, вот если б кто-нибудь из правительства заболел и здесь полежал, тогда бы они узнали, что это такое», - говорит Людмила Шульгат.

«Каждый думает, что там, где он работает – это самое главное. Учителя говорят – это мы образование даём. Гинекологи говорят – там жизнь начинается. Но я тоже скажу, самое главное в организме человека – это мозг. Сегодня ты герой, богатый человек, хороший студент, ученик, министр и так далее. А завтра можешь очутиться на этой койке. Если есть мозги, надо всегда опасаться, что можно ими заболеть», - резюмирует Константин Ануа.

На обратной дороге в Сухум я серьёзно задумался над последним изречением главврача психоневрологического диспансера. Я вспомнил, что ещё в начале интервью он озвучил общее количество больных, состоящих на учёте в этом лечебном заведение. Оно достигает семи с половиной тысяч человек. «Не дай Бог, - подумалось, - попасть в их число».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG