Accessibility links

Северокавказская карта Грузии


Ноябрьская конференция по «черкесской проблеме» удачно вписывается в общий контекст пропагандистской кампании, развернутой властями Грузии. Ее цель - формирование имиджа этой страны как защитницы прав малых кавказских народов и своеобразную «европейскую а

Ноябрьская конференция по «черкесской проблеме» удачно вписывается в общий контекст пропагандистской кампании, развернутой властями Грузии. Ее цель - формирование имиджа этой страны как защитницы прав малых кавказских народов и своеобразную «европейскую а

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ---Похоже, Тбилиси превращается в постоянно действующую площадку по обсуждению «черкесского вопроса». 19-21 ноября в грузинской столице прошла вторая конференция, посвященная данной проблеме. Считать это событие напрямую инспирированным Государственной канцелярией Грузии мы не можем. Однако значение данного форума выходит далеко за рамки формата «научно-практической конференции», как определили его организаторы.

Ноябрьская конференция по «черкесской проблеме» удачно вписывается в общий контекст пропагандистской кампании, развернутой властями Грузии. Ее цель - формирование имиджа этой страны как защитницы прав малых кавказских народов и своеобразную «европейскую альтернативу» для всего Большого Кавказа. Идея «свободного, стабильного и единого Кавказа» была недавно озвучена грузинским президентом Михаилом Саакашвили.

И если первая «черкесская конференция» в марте нынешнего года обратилась в парламент Грузии с просьбой признать события 1860-х годов в Закубанье как «геноцид», то второй форум интенсивно обсуждал возможности бойкота зимней Олимпиады-2014 года в Сочи, которая как раз и пройдет в год 150-летия окончания Кавказской войны. Впрочем, в грузинском парламенте уже есть межфракционная контактная группа по Северному Кавказу. Именно она выступает главным лоббистом законодательного признания «геноцида» черкесов. Сразу же после ноябрьской «черкесской конференции» парламент Грузии приступил к формированию временной комиссии, которая будет заниматься проблемой Сочи-2014. Читай, подготовкой законодательной базы под бойкот Олимпийских игр. Кроме депутатского формата есть и другие решения, свидетельствующие о том, что грузинская власть рассматривает Северный Кавказ как «ахиллесову пяту» своего стратегического противника России. В этом контексте мы можем рассматривать решение об особом порядке пребывания в Грузии для выходцев из северокавказских республик.

Однако насколько велики шансы на то, что грузинские власти пойдут на новый виток обострения отношений с Россией на северокавказском направлении? С одной стороны, в пользу этого говорит тот факт, что посредством раздувания «черкесского вопроса» (в первую очередь вопроса о т.н. «геноциде» черкесов) Тбилиси вносит раскол в союзнические отношения абхазских и адыгских национальных движений. Заметим, что недавно возникшая грузино-адыгская дружба не имеет прочных традиций. Деятели различных адыгских национальных движений нередко солидаризировались в 1990-х гг. с сепаратистской Абхазией, даже вопреки позиции Москвы. Признание «геноцида» черкесов станет также дополнительным международным инструментом давления на РФ (как геноцид армян используется для давления на Турцию). Сегодня отношения Запада и Москвы на подъеме, но кто застрахован от новых неожиданных поворотов?

Но с другой стороны, игра на обострение создаст для Тбилиси и новые проблемы. Такой шаг резко противопоставит Грузию Армении (а Ереван не раз обращался к Тбилиси с просьбой признать события 1915 года как геноцид). Имея же в своем составе проблемный армянонаселенный регион Джавахети, грузинские власти вряд ли захотят портить отношения с соседней республикой. Не в пользу Грузии и тот факт, что до сих пор инициативы адыгских организаций по признанию «геноцида» не получили внятной международной поддержки. Внутри же России адыги имеют три республики, в которых они считаются «титульной» этнической группой, а их представители входят во властные и деловые элиты (Аслан Тхакушинов, Арсен Каноков, Адальби Шхагошев и многие другие). Да и сама концепция «геноцида» внутри российского Северного Кавказа оценивается неоднозначно.

Кроме того, раздувание «черкесского вопроса», может быть, и сделает массы адыгов друзьями Грузии, но вряд ли прибавит Тбилиси симпатий среди абхазов и осетин. А ведь цель Тбилиси - не присоединение КБР или Адыгеи, а реинтеграция Абхазии и Южной Осетии. И последнее (по порядку, но не по важности) соображение. Крайняя политизация этничности в западной части российского Кавказа невыгодна самой Грузии. Представим себе, что республики, находящиеся там, начнут делиться в соответствии с «пресловутым пятым пунктом»! Сегодня на территориях горной Балкарии живут только 40% балкарцев. В этой связи становится очевидным, что такое «размежевание» станет самоубийственным, и пройдет, скорее, не по чехословацкому, а по балканскому сценарию. И ударит это не столько по России (которая теоретически может уйти с Кавказа), а по Грузии, которой нет возможности отступать до Урала и Сибири. В этой связи есть надежда на то, что прагматические и рациональные соображения возьмут верх, и северокавказская карта в борьбе за Абхазию и Южную Осетию разыграна не будет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG