Accessibility links

ТБИЛИСИ---Грузинская газета “Резонанси” одной из первых начала обсуждение секретных документов по августовской войне, выложенных на сайте Wikileaks. Во вторник корреспондент издания Эка Басилая привела некоторые детали из американских документов и сравнила их с теми фактами, которые ранее уже были известны грузинской общественности. Вот с какого противоречия она начинает свою статью:

«Как пишет тогдашний посол США в Грузии Джон Теффт, «Саакашвили говорил, что грузинские села обстреливала осетинская сторона». В его письмах нигде не упоминается русская армия, которая пересекла Рокский туннель. При этом, в заключении «временной комиссии по расследованию» парламента Грузии говорится, что к 7 августа грузинское правительство имело информацию о том, что русские уже пересекли Рокский туннель, что, собственно, и стало причиной начала [военной] операции».

В сегодняшнем номере «Резонанси» сообщает, что в первый день опубликования документов на Wikileaks грузинские политики соглашались давать комментарии журналистам. Днем позже, с появлением новых деталей, стали отказываться от общения на эту тему.

Один из документов стал поводом для публикации нескольких материалов в грузинских СМИ.

Журнал “Табула” на своем веб-сайте рассказывает о встрече главы латвийского МИД и посла Грузии в Латвии. Рассказывая о первых часах конфликта, грузинский посол употребил следующее выражение: “Грузинская армия «оккупировала» Южную Осетию”. За этим последовало замечание латвийского министра, посоветовавшего не употреблять в таких случаях слово «оккупация».

Этот документ пока единственный, который прокомментировал грузинский МИД. Как пишет газета «24 саати», в министерстве слова посла назвали «личным впечатлением». Газета «Резонанси» сообщает, что в МИДе посоветовали журналистам «с осторожностью» относиться к такого рода информации.

Еще одной темой грузинской прессы стало выступление Леонида Парфенова на вручении премии имени Владислава Листьева.

Вот цитата из выступления Парфенова перед директорами российского телевидения и ведущими журналистами страны:

“Рейтинг действующих президента и премьера оценивают примерно в 75 процентов. В федеральном телеэфире о них не слышно критических, скептических или иронических суждений, замалчивается до четверти спектра общественного мнения. Высшая власть предстает дорогим покойником – о ней только хорошо или ничего”.

Уже через три дня он приехал в Тбилиси, где дал интервью грузинскому информационному агентству «Интерпрессньюс».

Журналист в беседе с Парфеновым не скрывал от респондента своей уверенности в том, что тот приехал в Грузию «просить убежища». Однако Парфенов объяснил, приехал записать экс-президента Эдуарда Шеварднадзе для своего следующего фильма о Михаиле Горбачеве.

О том, что побудило Парфенова выступить “с разоблачающей речью”, журналисту пришлось спросить несколько раз, прежде чем тот, с неохотой, но все же ответил:

“Я не Толстой, сказавший в свое время: “Не могу молчать!”. Но я и не думал, что после моего выступления в российском телевизионном пространстве могут начаться серьезные изменения”.

Парфенов отказывался говорить и о политических процессах в России, ссылаясь на то, что он уже шесть лет занимается только документалистикой.

Был немногословен Парфенов и в комментарии по поводу выступления Саакашвили в Европарламенте. По его мнению, грузинское руководство «непоследовательно» в своей политике по отношению к России, из-за чего лично он сомневается в искренности Саакашвили, призывающего к диалогу с Москвой. «Так же трудно представить, что Кремль изменит свое отношение к Саакашвили», - добавляет в том же интервью Парфенов.

И, наконец, еще один интересный факт, которым сумел позабавить читателя грузинский таблоид «Алиа». Корреспондент газеты Дито Чубинидзе, который не знает английского языка и поэтому регулярно пользуется программой Google Translate, по случайности обнаружил, что сочетание грузинских слов «Господин Михаил» Google Translate переводит как «Mr. President», то есть господин президент. А слово «гречиха» воспринимает исключительно как прозвище известного оппозиционного политика в Грузии Левана Гачечиладзе. Так что не удивляйтесь, если, задав слово «гречиха», вы получите не английский эквивалент названия зерновой культуры, а имя оппозиционера -- «Леван».

XS
SM
MD
LG