Accessibility links

Поправки как предмет спора


И всё же эксперты полагают, что поправки в 18-й статье все равно могут стать предметом споров

И всё же эксперты полагают, что поправки в 18-й статье все равно могут стать предметом споров

ТБИЛИСИ---Эксперт в области государственного права Вахтанг Хмаладзе утверждает, что поправки к конституции Грузии, которые войдут в силу в начале будущего года, нарушают права человека. Он обратил внимание на то, что из шестого пункта 18-й статьи Основного закона изъяли первое предложение, в котором речь шла о том, что срок задержания подозреваемого в преступлении не должен превышать 72-х часов.

Но в то же время, согласно поправкам, нетронутым остаётся второе предложение шестого пункта 18-й статьи: «Срок предварительного заключения не должен превышать 9 месяцев». Говорит Вахтанг Хмаладзе:

«То есть человек может быть задержан, взят в предварительное заключение, и ему в течение трех дней, недель, месяцев или пяти месяцев можно будет не предъявлять обвинение. Это весьма опасно с точки зрения защиты прав человека».

В свою очередь, председатель юридического комитета парламента Грузии Павле Кублашвили утверждает, что изъятие этого предложения ничего не меняет по сути. Парламентарий советует обратить внимание на третий пункт этой же, 18-й статьи, в которой сказано, что нельзя задерживать человека более чем на 48 часов, в течение которых правоохранительные органы должны передать дело в суд, который обязан вынести вердикт в течение 24 часов. Кублашвили утверждает, что эта поправка была принята минувшим летом после всенародного и открытого обсуждения:

«Именно во время одной из этих встреч в Кутаиси, в местном университете ассистент-профессор поставил вопрос: так как в грузинском законодательном пространстве нет термина «подозреваемый», было бы правильным, чтоб и в конституции не было этого термина. Исходя из этого, мы учли это замечание, и я считаю, что абсолютно логично».

При этом Кублашвили уточняет, что термин «подозреваемый» используется

в шестом пункте 18-й статьи действующей Конституции, что

является анахронизмом, так как этот термин заменен другим, а именно

словом «обвиняемый».

Однако эксперт в области государственного права Вахтанг Хмаладзе

говорит, что в третьем пункте говорится о другом, и он никакого

отношения к шестому не имеет. В третьем пункте, по словам Хмаладзе,

говорится о том, что задержанный человек должен быть передан суду,

если он задержан по его распоряжению, для того, чтобы суд подтвердил

законность задержания. В то время как в шестом пункте говорится о

задержании без приказа суда.

Руководитель Ассоциации молодых юристов Тамар Чугошвили считает, что

поправка ситуации не меняет:

«То, что первое предложение из шестого пункта изъято, принципиально

проблему не создаст, так как третий пункт оставляет в силе 72-часовой

лимит. Можно сказать, что оба пункта касались одного и того же предложения. Просто третий пункт разделял и объяснял, из чего состоят эти 72 часа».

И всё же эксперты полагают, что поправки в 18-й статье все равно могут стать предметом споров. Например, Вахтанг Хмаладзе утверждает, что эта статья не прошла процедуру публичного рассмотрения. С этой точкой зрения солидарна и Тамара Чугошвили.

Председатель юридического комитета парламента Чиора Тактакишвили

отметила, что она тоже не знает, когда эта поправка появилась в

законопроекте. Но, как отмечает она, парламентарии при обсуждении

законопроекта могут подвергнуть редактированию эту статью, или, по

крайней мере, внести ясность. Известно, что даже новое местоположение

запятой в тексте закона способно коренным образом поменять весь его

смысл!

XS
SM
MD
LG