Accessibility links

СУХУМИ--За три месяца, которые Леонид Дзяпшба возглавляет Министерство внутренних дел, из обычного чиновника, каких предостаточно, он вырос в политическую фигуру, способную повлиять на конфигурацию следующей, постбагапшевской власти.

Леонид Дзяпшба до основания почистил аппарат МВД, ввел в республике круглосуточное патрулирование. Посадил за различные правонарушения – неслыханный для Абхазии факт – отпрысков нескольких очень высокопоставленных особ на пятнадцать суток. То же самое сделал с ворами в законе, пригрозив им – либо отойти от дел, либо покинуть пределы Абхазии, иначе «вор будет сидеть в тюрьме». И, наконец, самое главное: на всех свадьбах и поминальных столах заставил всуе упоминать свое имя. Теперь каждый водитель прежде, чем поднять стакан со спиртным напитком, сто раз подумает, делать это или нет. Отвертеться от ГАИ становится слишком дорогим удовольствием.

Может, за пределами Абхазии это покажется незначительным, но для страны, привыкшей с момента основания ставить исполнение закона в зависимость от родственных, дружеских, бизнес- и иных отношений, стремление навести относительный правопорядок, которое демонстрирует новый министр внутренних дел – чуть ли не как революция. Страна истосковалась по правопорядку, и любые действия в этом направлении – естественно, пока дело не коснется тебя лично – воспринимаются весьма благожелательно.

И хотя Дзяпшба не делает каких-либо политических заявлений – не комментирует внутриполитическую обстановку в стране, не говорит о непростых реалиях российско-абхазских отношений, и даже о перипетиях Женевских переговоров (самой ни к чему не обязывающей темы для сегодняшних абхазских политиков, за которую никто на тебя даже косо не посмотрит) абсолютно ничего не заявил, – тем не менее, политическая шерстинка на его теле растет как на дрожжах. Три месяца назад вряд ли кому-то было важно, кого поддержит на следующих президентских выборах тогда еще заместитель министра по налогам и сборам Леонид Дзяпшба. Сейчас, по прошествии короткого времени, все очень сильно изменилось. За кем пойдет новый министр, теперь интересует всех. Более прозорливые ставят вопрос в более «продвинутой» форме: а не пойдет ли он сам на штурм абхазского политического Олимпа?

Впрочем, пока это все гадание на кофейной гуще. Тем не менее, активность Леонида Дзяпшба на ниве правопорядка заметно лишила вистов уже забронзовевшего «законника», нынешнего вице-президента Александра Анкваб. Еще со времен первого президента Владислава Ардзинба им пугали нерадивых чиновников, воров и хулиганов. «Вот придет Анкваб – он им всем покажет», – судачили недовольные положением дел. Он и сам, как мог, поддерживал имидж борца с беззаконием. Его фраза «Предоставить всем преступникам камеры с видом на море» многих впечатлила.

Но когда Александр Анкваб в 2005 году все-таки вернулся во власть, став при президенте Багапш вначале главой правительства, а пять лет спустя вице-президентом, о былых обещаниях пришлось забыть. Впрочем, до недавнего времени в народе ходила молва, кем-то аккуратно запускаемая, что навести правопорядок, то есть выполнить свои обещания, Александру Анкваб не дает президент Багапш. Но как только последний уйдет, а на его место придет Анкваб – он покажет всем «кузькину мать». Может быть, вера в хорошие помыслы Анкваба еще долго была бы жизнеустойчивой, если бы вдруг, откуда ни возьмись, не появился бы без всякой PR-подготовки Леонид Дзяпшба. Теперь он наводит правопорядок, прикрепив к своей голове нимб «законника». А Анкваб при этом становится своего рода Лениным в представлении искандеровских чегемцев: «Тот, который хотел сделать хорошее людям, но не успел».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG