Accessibility links

СУХУМИ--На недавней встрече с представителями творческой интеллигенции, продолжая свой перманентный заочный диалог с политической оппозицией, которая критикует многие российско-абхазские соглашения за неоправданную уступчивость со стороны Сухума, президент Абхазии Сергей Багапш сказал: «Я понимаю, в каких целях несколько человек пытаются разыграть этот вопрос – в целях внутриполитической борьбы. И если бы на нашем месте сегодня находились эти люди, то они точно так же поступили бы, как поступаем мы».

Далеко не все, мягко говоря, заявления Багапша последних лет вызывали и вызывают у меня желание с ними согласиться, но трудно оспорить эту истину, лежащую, собственно, на поверхности: внутриполитическая борьба всегда была и будет важным движителем и катализатором критики в адрес властей любой страны, а те всегда вынуждены вести переговоры как с внешними, так и с внутренними политическими силами. И если уж продолжить мысль президента Абхазии, доведя ее до логического завершения, то следует сказать: «А если бы нынешняя властная команда находилась сейчас в оппозиции, то она критиковала бы те же соглашения не с меньшим жаром и приводила бы те же аргументы об ущемлении интересов и суверенитета Абхазии». Правда, что касается персонально Сергея Васильевича, то мне трудно представить его в роли громовержца – обличителя власти: практически всю свою жизнь в политике он провел, находясь во властных структурах, в оппозиции формально числился лишь неполный год в 2004-м, да и тогда избегал критических высказываний в адрес действующего руководства Абхазии, и особенно ее первого президента.

А вообще, конечно, в любой стране подобная критика внешних соглашений – не только право, но и обязанность оппозиции. И как бы власть порой жестоко не обижалась на нее, для власти эта критика, как правило, одновременно и удобный аргумент, который она может выкладывать в ходе последующих внешних переговоров. И уж, конечно, нынешняя ситуация волнует далеко не только тех «нескольких людей», которые «пытаются разыграть этот вопрос».

Сегодня в Абхазии нет ни одной политической силы, которая не разделяла бы общей программной установки на государственную независимость при стратегическом партнерстве с Российской Федерацией.

Внешнеполитический фактор, тем не менее, во внутриполитической борьбе у нас неизменно использовался и используется, но исключительно в качестве средства дискредитации оппонентов. В конце прошлого – начале текущего десятилетий весьма распространенными были попеременные взаимные обвинения прежних власти и оппозиции в соглашательстве с Тбилиси. (Помню, даже самому Владиславу Ардзинба приходилось в какой-то период отбиваться от них и вслух недоумевать: «Да я же сам – первый экстремист»). После смены власти в 2005-м подобные обвинения продолжали довольно долго звучать в адрес власти со стороны новой оппозиции, но в последние годы это сменилось российской темой: власть обвиняется в том, что она «готова отдать все, на что укажут пальцем», оппозиция – в «антироссийских настроениях».

Разумеется, тут, как обычно в таких случаях бывает, возникает много словесной шелухи. Скажем, на упомянутой встрече с творческой интеллигенцией Сергей Багапш в эмоциональном запале заявил: ну, придите, мол, те, кому не нравится политика руководства, и скажите: «Мы не хотим сегодня быть с Россией, а хотим быть с Америкой или с Великобританией! Я пойму это. Пожалуйста, давайте определяться». Понятно, это был риторический прием, но прием, вызвавший лишь усмешку, ибо всем слишком очевидно, как начали бы возражать оппоненты: ведь тут и речи не может идти ни о какой альтернативе…

Интересно, что на вчерашней пресс-конференции для местных журналистов президент Абхазии уже значительно более сдержанно, чем на собрании актива Очамчырского района и на встрече с творческой интеллигенцией, сформулировал свое отношение к передаче в собственность России трех объектов (госдач в Мюссере, Пицунде и Гагре). Проект соглашения о них, сказал он, «мы получили уже после того, как он появился в Интернете», вызвав неоднозначную реакцию в обществе. «В СМИ стали активно обсуждать этот вопрос, не обладая достаточной информацией по нему… У меня тоже есть вопросы к этому проекту. Создана специальная российско-абхазская комиссия, которая конкретно занимается этим вопросом».

Из рядов представителей государственных газет на пресс-конференции зазвучали вопросы: а не стоит ли у нас, как это принято в ряде стран, внести ограничения, связанные с пользованием Интернетом, а как идет работа над поправками в закон о СМИ, ужесточающих ответственность журналиста?..

В свою очередь, люди, озабоченные опасностью ограничения и утраты государственного суверенитета Абхазии, возмущаются укоренившейся практикой, когда из Москвы «спускаются» проекты соглашений, авторы которых совершенно не учитывают некоторые взрывоопасные «нюансы» и не собираются, по-видимому, в них вникать.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG