Accessibility links

ПРАГА---История с журналистом Ахрой Смыром, который в своем блоге написал, что отношения Абхазии с Россией напоминают отношения с инфицированным партнером, получила широкую огласку и продолжение. Вслед за гневной реакцией посла России в самопровозглашенной республике Абхазия Семена Григорьева последовала отповедь абхазского лидера Сергея Багапш, который привлек к осуждению журналиста представителей общественности. О том, как развивается скандал, моему коллеге Дэмису Поландову рассказал сам абхазский блогер.

Дэмис Поландов: Ахра, насколько я понимаю, на вашу персону и на ваш пост в Живом Журнале обратил внимание Сергей Багапш, который обсудил это вместе с представителями, скажем так, общественности. Вы могли бы как-то рассказать нам, как это происходило и какова ваша реакция на это?

Ахра Смыр: На самом деле, не только Сергей Багапш это обсуждал с представителями общественности, этим же записям уделили внимание и в эфире государственного телевидения. Вот, буквально вчера, на собрании актива (актив – это разного рода государственные служащие, представители правящей партии) Гудаутского района обсуждался, правда уже не вызвавший посольское возмущение пост, а другой материал – пост в блоге на «Эхо Кавказа», где я утверждал, что российский солдат имеет больше прав в Абхазии, чем любой житель Абхазии. Это происходит, можно сказать, по советским традициям, когда собирается актив и в буквальном смысле осуждается вызвавший недовольство тот или иной гражданин. В данном случае этим гражданином оказался я.

Дэмис Поландов: А вообще насколько это обычная практика, я бы даже сказал наверное, шельмование, когда собирается актив и обсуждает?

Ахра Смыр: Эта практика достаточно обычна. В последний раз мы имели проявление такого рода практики во время скандала в связи с показом фильма Мамуки Купарадзе. О самом фильме, о сути фильма или о сути моих постов сейчас никто ничего не говорит. Мне видится ситуация следующая: важно показать, что есть определенная прослойка людей в Абхазии, как правило, это граждански активные люди. Цель такого рода шельмования - сделать так, чтобы к этим людям приклеился ярлык то прогрузинскости, то антироссийскости, то прозападности, то еще как, неважно. Главное, чтобы приклеился определенный ярлык. Именно поэтому все это активно обсуждается без моего участия.

Дэмис Поландов: Ахра, в случае с вашим блогом на радио «Эхо Кавказа», там были претензии по существу к какому-то тексту или?..

Ахра Смыр: Обсуждение по поводу блога на «Эхо Кавказа» происходило на собрании актива Гудаутского района и там обсуждалась лишь упомянутая мною фраза, а именно что «российский солдат в Абхазии имеет больше прав, чем любой житель Абхазии». Совершенно вырвав ее из контекста... Говорилось, что вот Ахра именно этой фразой возбуждает антироссийские настроения в Абхазии. В то же время, если открыть все соответствующие договора, которые сейчас подписываются Абхазией и Россией, и в которых регулируется пребывание российских военных в Абхазии, то видно, что не у всякого дипломата имеется подобный статус. То есть это неприкосновенность их, членов их семей, неприкосновенность тех объектов, которые к войскам приписаны и так далее. И они получаются совершенно неподконтрольны абхазской юрисдикции. По существу этого поста ничего не было сказано, более того, большинство там присутствующих сам пост не читали. Была директива, я подозреваю, сверху. Необходимо было осудить, что, собственно говоря, и происходило. Ну и еще, там особый акцент делался на том, что я работаю на американскую радиостанцию, то, что получаю американскую зарплату и именно в связи с этим возбуждаю антироссийские настроения. Это тоже полный абсурд в лучших традициях советского агитпропа.

Дэмис Поландов: Скажите, Ахра, вы чувствуете общественную поддержку, поддерживают ли вас коллеги-журналисты?

Ахра Смыр: Все время, пока длится весь этот скандал, ни от одного человека в свой адрес я не услышал претензий по существу. Многие люди говорили, что, в принципе, формулировка жесткая, а так мы с тобой согласны. В социальных сетях: на Одноклассниках, в Фейсбуке, мои сверстники в Абхазии меня только поддержали. Коллеги-журналисты также выражают поддержку. В основном, критика исходит либо от людей, имеющих отношение к государственной службе, либо от тех людей, кто предпочитает верить авторитетам на слово, при этом не особо сильно утруждая себя проверить или перепроверить эту информацию. Очень многие люди, которые меня критиковали, после прочтения соответствующих постов, текстов и комментариев, радикально меняли свою точку зрения. То есть в этом смысле я совершенно точно ощущаю поддержку и понимаю, что, в принципе, любая критика сейчас исходит исключительно со стороны властей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG