Accessibility links

Дмитрий Санакоев: История и время оценят нашу работу


Дмитрий Санакоев

Дмитрий Санакоев

ПРАГА---В рубрике "Гость недели" глава временной административной единицы на территории бывшей Юго-Осетинской автономной области Дмитрий Санакоев. После августа 2008 года он находится в Тбилиси. Журналисты ещё называют его главой правительства Южной Осетии в изгнании.

Олег Кусов: Какую вы сегодня занимаете должность? Как к вам обращаться?

Дмитрий Санакоев: Должность у меня такая, какая есть: глава администрации Южной Осетии. Она прописана распоряжением президента, и эту должность я на сегодняшний день занимаю. Другое дело, что бывшая югоосетинская автономная область по законодательству Грузии была сформирована как временная территориально-административная единица, и вот на этой временной территориально-административной единице я возглавляю администрацию Южной Осетии.

Олег Кусов: У вас есть какие-то контакты с жителями этого региона? Не секрет, что цхинвальские власти называют вас и ваших сторонников предателями.

Дмитрий Санакоев: Контакты по любому присутствуют, тем более что сегодня во взаимодействии с Министерством по реинтеграции правительства Грузии мы занимались разработкой программы по этой стратегии, которая сегодня принята и обсуждена в широком кругу европейских структур, и правительством Грузии она была принята. По этим программам мы сегодня готовы работать с жителями Южной Осетии, которые сегодня находятся на де-факто оккупированных территориях. С этими жителями у нас есть определенные программы, по которым мы будем работать. Я надеюсь, что эта стратегия будет реализовываться. На сегодняшний день как таковых, так сказать, агентурных связей у нас нет, но есть у нас связи, по которым мы хотели бы работать с этими регионами. Связи есть, они никогда не были утрачены. И тем более, в связи с тем, что по верхнему Ларсу сегодня есть движение, и люди из Северной Осетии и из Южной Осетии приезжают в Грузию по разным вопросам, юридические, социальные, экономические вопросы тоже здесь присутствуют. Поэтому эти контакты в любом случае наглядны и будут реализованы. Другое дело, что в вашем вопросе вы коснулись предательства - естественно, с какой точки зрения это все рассматривать. Потому что для нас сегодня актуально то, что та дорога, которой пошли цхинвальские власти, в том числе и вкупе с Российской Федерацией, это неправильный подход. И сегодня делить и отторгать какие-то территории… На сегодняшний день это неправильно, вразрез с нормами международного права, по моему мнению. Те лозунги, которыми руководствовались цхинвальские власти до войны, не сбылись, потому что никакой независимости реально в Южной Осетии не наблюдается, и по-видимому не будет, потому что эти территории сегодня полностью подчинены финансовым источникам из Российской Федерации. И тем более, что никакой экономики, никакого продвижения в этом направлении тоже не наблюдается и не будет видно, так как сегодня пока что в сторону Грузии никакого движения нет. И поэтому смысла развития экономики в этом регионе не будет. Это будет тупиковая зона, в которой будут находиться воинские части, административный ресурс, который будет обеспечиваться бюджетом Российской Федерации. Поэтому для бизнесменов и таких людей, которые хотели бы заниматься бизнесом и прибылью и развиваться, там никакого стимула не будет. Поэтому оценивать мою работу как предательство я не считаю нужным, потому что наша работа заключалась в том, чтобы вкупе с осетинским и грузинским населением жители Южной Осетии должны были решить свой политический вопрос мирным путем. Этого не произошло. И сегодня мы наглядно видим, что с этих территорий были выгнаны - и стерто с лица земли их имущество - граждане Южной Осетии грузинской национальности. И явно видно, что произошла этническая чистка. И для югоосетинского народа как такового, для югоосетинского населения ничего хорошего это не принесло. Тем более, я не склонен разделять свой народ на югоосетинский и североосетинский народы. Осетинский народ един, и он должен быть един в понимании любых политических и других заявлениях. История и время оценят нашу работу. Посмотрим, кто из нас предатель.

Олег Кусов: Я хочу вернуть вас к Конституции Грузии, в которой даже нет такого образования, как Южная Осетия. Но это разве правильный путь? Многие чиновники и политики говорят “так называемая Южная Осетия”...

Дмитрий Санакоев: Естественно, сегодня мы понимаем, что 90-е годы и развал Советского Союза много плохого принесло, много бед принесло и для Грузии тоже, тем более для тех политиков, которые совершали такие шаги по отношению к Южной Осетии. Когда автономная область была расформирована решением Верховного совета Грузии - естественно, это был неправильный шаг, я его всегда оценивал негативно. И в данном случае, чтобы прийти к тому, чтобы в Конституции Грузии такое территориальное образование, как Южная Осетия было прописано - к этому мы и шли, до того как началась война, и мы изначально в 2006 году заявили о том, что мы готовы рассматривать политический вопрос Южной Осетии в рамках Конституции Грузии. Естественно, вопрос был связан с тем, чтобы широко его обсуждали не только администрация Южной Осетии во главе со мной, но и местное, осетинское население, которое проживало в Южной Осетии, что не захотели обсуждать в Цхинвали. Были призывы со стороны правительства Грузии в этом отношении. Несколько раз президент Грузии заявлял о готовности сесть за стол переговоров и вкупе с нами, местными властями в Южной Осетии, обсуждать эти вопросы. И было заявлено, что есть готовность правительства Грузии рассматривать автономную структуру, автономную часть Южной Осетии в составе Грузии. Но к великому сожалению, это не случилось, не сбылось, не по вине грузинских властей, а по вине местных властей, вкупе с теми определенными политическими силами, которые сегодня доминируют в Российской Федерации. Вопросы Южной Осетии - внутренние вопросы Грузии. Если нам удастся решить их мирным путем, я думаю, что в Конституции Грузии скоро появится такое название, как Южная Осетия.

Олег Кусов: Вы участвуете в Женевских дискуссиях. Какова ваша задача, и контактируете ли вы с представителями Цхинвали?

Дмитрий Санакоев: Задача у нас - равно как и у всех тех, кто там работает. Мы работаем все в качестве экспертов. Каждый из нас имеет право высказывать свою точку зрения. Хотя я могу сказать, что сегодня в Женевских дискуссиях, после 13 сессий, абсолютно большого сдвига в этом направлении не наблюдается. Единственное, чего мы добились все вместе - это создание механизма по предотвращению инцидентов и реагированию на них на местах, который уже более-менее успешно работает, и я считаю, что это большая заслуга Женевских дискуссий. Что касается дополнительных каких-то действий, я думаю, что пока преждевременно говорить, что Женевские дискуссии вышли на тот уровень, где можно было бы обсуждать какие-то политические вопросы. Хотя у нас есть разногласия по поводу неприменения силы, по поводу присутствия российских военных баз на этих территориях, но к великому сожалению, не все от нас зависит. Потому что даже обсуждением вопросов, которые там сегодня лежат, в частности, соглашения между Российской Федерацией и Грузией при посредничестве Франции по выводу войск и прекращению огня, они трактуются разными сторонами по-разному. Поэтому очень сложно пока обсуждать в Женеве какие-то более серьезные вопросы, пока не будет каких-то установок сверху, допустим, со стороны Российской Федерации, Франции, Евросоюза и других участников переговорного процесса, в том, чтобы каких-то целей мы добились, прийти к чему-то общему. Что касается второго вашего вопроса, о контактах, естественно, не по моей вине там я не могу контактировать с представителями Южной Осетии. Есть, может быть, нежелание разговаривать со мной, есть боязнь. Понимаете, сегодня ситуация в Южной Осетии не такая как, допустим, в Грузии. Сам уровень, который сегодня представлен делегацией из Цхинвали, не соответствует тому, чтобы они могли свободно проявлять свои взгляды на какие-то определенные вещи. У них есть установка, и они четко исполняют эту установку.

Олег Кусов: Как вы считаете, что стоит за столь суровым приговором Таймуразу Джейрапову - 13 лет колонии строгого режима. За что?

Дмитрий Санакоев: Я считаю, что это показной суд, который они сделали над гражданином Российской Федерации, в том числе и гражданином Грузии. Толика вины самого господина Джейрапова в этом присутствует, потому что после августовских событий правительство Грузии объявило эти территории оккупированными. Без какого-либо позволения Таймураз Джейрапов несколько раз пересекал так называемые разграничения по линии Синагури. Он через этот путь проезжал в Российскую Федерацию, выезжал туда. Но в данном случае над Джераповым просто сделали вот такой показной суд. Хотя многие, и некоторые наши бывшие работники, сегодня прекрасно себя чувствуют во Владикавказе - их никто не трогает. Тем более что сам Джейрапов на суде заявлял, что у него были контакты со службами ФСБ в Ростове. Я не знаю, честно говоря, почему и за что ему столько дали. Хотя я считаю, что если Россия всегда заявляет о своих гражданах, она должна всегда защищать их везде, на всех территориях, где бы это ни находилось. Я не думаю, что Джейрапов совершил такое серьезное преступление по отношению к кому-то. Человек, экономист, который может чем-то помочь своему народу, а сегодня он сидит в тюрьме. Моя оценка негативна.

Олег Кусов: Сегодня даже грузинские политики признают, что решение проблемы Южной Осетии отдалилось. Как вы считаете, каким оно могло быть, это решение?

Дмитрий Санакоев: Я считаю, что Южная Осетия, вкупе с Абхазией, это внутренние проблемы Грузии. Внутреннее решение этих проблем лежит на правительстве Грузии, и оно готово их решать. Хотя есть большие препоны. И трудно сегодня говорить о том, что Грузии сегодня можно будет достичь того, чтобы эти территории в ближайшем будущем рассматривали вопрос вхождения этих территорий в состав Грузии. Конечно, это очень сложно. Я думаю, что в первую очередь Грузии надо развиваться сильнее, строить нормальное гражданское общество, в котором все будут чувствовать - независимо от национальной принадлежности - свободными гражданами. Не думаю, что решать его отдельно от тех проблем, которые сегодня обсуждает Грузия, будет очень сложно, для самого местного населения. Любые соседи должны жить в мире и вместе развиваться, опираясь друг на друга. А если это будет в одностороннем порядке, то какая-нибудь из них будет богаче или беднее. Я думаю, что оценивать это будут так: Южная Осетия будет намного беднее, чем Грузия. Я думаю, что у Грузии шансов сегодня больше развиваться более сильно, и жизнь в Грузии сегодня тоже намного по параметрам лучше, чем в самой Южной Осетии, в социальной, экономической и других сферах.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG