Accessibility links

Похитители людей меняют профессию


Хасан Дзуцев всплеск похищений людей на Северном Кавказе в 90-х годах прошлого века объясняет резким сломом прежней государственности и разрушением ранее принятых ценностей

Хасан Дзуцев всплеск похищений людей на Северном Кавказе в 90-х годах прошлого века объясняет резким сломом прежней государственности и разрушением ранее принятых ценностей

ВЛАДИКАВКАЗ---Сегодня в Верховном суде Северной Осетии был оглашен приговор уроженцу Ингушетии Руслану Олигову, который обвиняется в похищении людей. Судья Венера Даурова приговорила Руслана Олигова к 10 годам лишения свободы. Подсудимый был одновременно и заключенным. Руслан Олигов отбывает 20-летний срок за аналогичные преступления. Размер назначенного ему наказания в совокупоности составит 23 года.

Следствие установило, что 10 октября 2001 года Руслан Олигов в составе вооруженной группы похитил двух жителей Северной Осетии Каллагову и Гудиева. Похитители потребовали у их родственников 35 тысяч долларов, однако после полуторамесячных переговоров согласились на 300 тыс. рублей (это примерно 10 тысяч долларов).

Случаи похищения людей с целью получения выкупа были нередкими в 90-х годах прошлого века. Этот вид преступления получил распространение в республиках Северного Кавказа примерно в то время, когда Чечня стала представлять собой мятежную и почти закрытую для российских властей территорию. В Северной Осетии участились похищения людей после вооруженных событий осени 1992 года в Пригородном районе. Зона межнационального конфликта, за которой начиналась территория мятежной Чечни, помогала преступникам замести следы после похищений. Вдобавок в середине 90-х годов в Северной Осетии начался водочный бум, сопровождавшийся большими полукриминальными деньгами.

Правоохранительные органы в результате реформ заметно ослабли. Все это способствовало всплеску преступности, в том числе и похищениям людей. Как правило, преступные группировки состояли из представителей различных национальностей. В похищении зачастую участвовали даже односельчане жертвы. Часто похищенного переправляли в Чечню, где его можно было держать в неволе длительное время, не опасаясь преследования милиции. Если родственники похищенного не могли собрать требуемую сумму, бандиты могли его убить или отправить в горы на сезонные работы, что часто было равносильно смерти.

В те годы некоторые эксперты утверждали, что за похищениями, например, жителей Северной Осетии стоят, как правило, уроженцы Чечни и Ингушетии. Есть и другая точка зрения, согласно которой преступные сообщества, занимающиеся похищениями, были интернациональны. В них входили даже сотрудники милиции республик Северного Кавказа.

Старший научный сотрудник Северо-Осетинского центра социальных исследований Лана Дударова, долгие годы изучающая эту проблему, считает, что в основе похищений жителей Северной Осетии, как правило, лежал денежный интерес, а не межнациональный фактор. В наши дни, по ее словам, проблема перестала быть актуальной:

«Законы стали лучше работать, границы охраняются - поэтому это уже сложнее делать, поэтому они уже не рискуют, а занялись какими-то другими делами. Они переквалифицировались на водку, тот же спирт. Многие похитители были ликвидированы, многие задержаны и посажены. Но многим удалось скрыться и заняться не похищениями, а какими-то другими злодеяниями. К примеру, терроризмом. Террор тоже оплачивается. Занимаются они заказными убийствами, дестабилизацией обстановки».

Доктор социологических наук Хасан Дзуцев всплеск похищений людей на Северном Кавказе в 90-х годах прошлого века объясняет резким сломом прежней государственности и разрушением ранее принятых ценностей:

«После развала СССР не стало такого стержня, я бы даже сказал, страха. И люди откатились до состояния дикости. Иначе ничем нельзя объяснить то, что люди стали воровать и продавать друг друга, выкупать за большое вознаграждение. Позже началось идеологическое наслоение, связанное, например, со спорными землями. Были такие заявления: вы нам не отдаете Пригородный район, наши «исконные земли» и т.д. Все это связано с тем, что не стало понятия государства с прежними функциями».

С просьбой прокомментировать приговор похитителю людей - уроженцу Ингушетии Руслану Олигову я обратилась к ингушским экспертам. Ответ был лаконичен и умещался в правовую плоскость – у бандитов нет национальности, приговор справедлив, и комментировать здесь нечего.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG