Accessibility links

Я хочу поговорить о медицине. Не только потому, что я единственный уже в третьем поколении нашей семьи Парастаев, не пошедший в эту гуманнейшую из профессий.

Меня могут вновь обвинить в прогрузинских симпатиях, но все равно скажу, что, думая о нашей медицине, я каждый раз невольно вспоминаю героя фильма «Мимино», которому хотелось плакать в двух разных ситуациях: один раз от гордости, в другой - от стыда.

В году этак 1998, я и мой брат (на тот момент известный цхинвальский уролог), были приглашены в грузинскую деревню Дирб на застолье в честь моего брата. Справка для тех, кому вдруг пригрезится, что этот эпизод можно использовать, чтобы обвинить нас в предательстве: в тот период грузины ездили в Южную Осетию беспрепятственно, как и осетины в Грузию. Во времена расцвета торговли на Эргнетском рынке, не только простые граждане, но и высшие чины силовых структур и правительства Южной Осетии, колесили по Грузии, сопровождая трейлеры со спиртом для транзита в Россию. Вот такая была миротворческая экономика – спирт «сделано в США» поставлялся в Грузию и через Южную Осетию шел в Россию для производства «Рашн Водка»!

Сидим мы в грузинской семье под общей фамилией Хетагури за грузинским столом и слезы наворачиваются на глаза. В эти мгновения в душе я славлю свой народ и свою республику. Грузины, воевавшие против нашей независимости, пытались убедить весь мир в убожестве и дикости осетин. А за этим столом буквально молятся на нашу медицину и воздают хвалу моему брату!

Югоосетинские медики в условиях тотального дефицита медикаментов, света и воды сумели показать, как Южная Осетия способна выживать и развиваться. Они поставили медицину на такой уровень, что в Цхинвал ездили пациенты не только из ближайших грузинских сел, но и из далеких Батуми и Марнеули. А ведь это были те врачи, через руки которых проходили раненые в бомбежках и под снайперскими обстрелами грузинской армии, замученные заложники и расстрелянные беженцы. Кто, как не эти медики, воочию видел ужасы войны и должен был исполниться гневом?! Но сердца их не ожесточились, они остались верными и клятве Гиппократа, и идеям независимости.

Уже в прошлом дефицит воды, света и медикаментов. Оборудования и специалистов в югоосетинской медицине должно быть в избытке. По крайней мере, если судить по суммам, выделяемым нам Россией и в виде бюджетных траншей, и просто в качестве гуманитарной помощи. А также и по количеству специалистов, присланных на подмогу: строить, поднимать югоосетинскую экономику и финансы.

Сегодня мы вынуждены держать границу с Грузией закрытой и нет в цхинвальской больнице пациентов из грузинских сел. Но ведь и из Цхинвальского и Ленингорского районов пациентов тоже крайне мало. А откуда им взяться, если мы и жителей Цхинвала с более или менее серьезным диагнозом отправляем во Владикавказ? В интернете же все чаще можно встретить информацию о гражданах Южной Осетии, которым предоставили всю необходимую помощь в клиниках Грузии.
Правда сделан многомиллионный косметический ремонт больницы, но аппараты искусственной вентиляции легких в реанимации стоят еще с советских времен. Дальше можно не заглядывать...

И мне снова хочется плакать – но от стыда.

Почему мы, выжив в многочисленных войнах, не хотим лечить тех, кто остался в живых?

Почему мы полностью потеряли медицину как фактор, сдерживающий отток населения из Южной Осетии - как осетинского, так и грузинского? И с каждым днем факторов, обеспечивающих хотя бы минимально приемлемый уровень жизни в нашей обретшей независимость республике, становится все меньше и меньше…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG