Accessibility links

Герой плутовского романа


СУХУМИ---Один хороший знакомый, корифей от журналистики плюс ко всему коренной сухумец любит шутить: «На проспекте Мира сегодня людей не встретишь, остались только литературные персонажи». Безусловно, одним из таких литературных персонажей, ещё до военной столичной жизни, является Зураб Тужба.

Если верить легендам, овевающим личность Зураба Тужба, он запросто мог бы стать главным героем какого-нибудь плутовского романа периода заката советской эпохи. Начав свою трудовую деятельность на автотранспортном предприятии, Зураб Тужба довольно быстро понял, что его душа тяготеет больше к искусству, чем к традиционному пролетарскому существованию.

Он увлёкся графикой, сделал несколько выставок, потом был период, как это принято говорить, творческого застоя – однако сегодня жизнь потенциального героя плутовского романа наполнена самой разнообразной и бурной деятельностью.

Зураб Тужба встречает нас у просторного комплекса в центре старого Сухума, где одновременно находится его дом, мастерская и венок архитектурного ансамбля – здание, которое по своему внешнему виду напоминает средневековый замок, разумеется, в добром смысле этого слова. Замок выстроен меньше чем наполовину, Зураб возводит его собственными руками, уже вполне ясно вырисовываются пара башен, первый этаж фасада – обложен речным камнем, который и придаёт зданию средневековый характер. Зураб Тужба, облачённый в рабочую одежду, в шапке советского лыжника, с карандашом за ухом, проводит экскурсию, объясняя, где он сделает камин и где поставит барную стойку. Показывая свои владения, он с гордостью акцентирует внимание на том, что здесь нет ни одного трофейного кусочка земли.

Не выразив себя в полной мере в чистом искусстве, Зураб Тужба стал своего рода творческим ремесленником. Несколько лет назад он научился делать камины, причём колоритности им предаёт тот факт, что все они сложены из камня местной породы. Показывая фотографии своих произведений, один из лучших на сегодняшний день мастеров по каминам в Абхазии говорит о том, что каждый экземпляр по-своему уникален. Складывая камины, Зураб Тужба не любит повторяться, и в этом смысле его работа имеет прямое отношение к искусству.

Будучи человеком начитанным и жадным до знаний, он любит за чашечкой кофе порассуждать на философские темы – о религии, Фрейде, женщинах и масонстве. Многие афоризмы, которые потенциальный герой плутовского романа, выдавал в процессе общения, к сожалению, а может и к счастью, носят не совсем подходящий для эфира характер. Однако некоторые размышления было бы обидно не включить в этот материал, особенно из-за того, что речь зашла об абхазском менталитете.

Любопытное наблюдение мастером по каминам было сделано ещё до войны. Здесь речь идёт о старом фильме «300 спартанцев», который примерно за год до начала конфликта в августе 1992 года, регулярно крутили по местному телевидению с подачи грузинских госчиновников. Финал этой картины действительно не утешителен – триста спартанцев были убиты многотысячной армией персов. Аналогию провести не сложно. Однако рядовые абхазские зрители вынесли из фильма свою мораль.

«Мы все чувствовали себя спартанцами. Но нас это чувство сплотило – пусть нас мало, но мы стали силой», - говорит Зураб Тужба.

После интервью спутница жизни Зураба Тужба, которая одновременно является соратником мастера на творческом поприще, откопала несколько его первых графических работ. Выполнены они, безусловно, талантливо и в откровенно сюрреалистическом стиле. Зураб клянётся, что он тогда даже и не видел ни одной работы Сальвадора Дали, но и неискушенному зрителю понятно, что у них много общего. Дополняет ассоциативный ряд и тот факт, что спутницу жизни Зураба также зовут Галя. Правда, абхазским Сальвадором ему стать не удалось, однако на то, чтобы стать главным героем плутовского романа, шансы пока остаются.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG