Accessibility links

Станислав Лакоба участвовать отказался...


Папаскир призвал срочно изъять из школ этот учебник, который, как считают его единомышленники, «учит детей недоброжелательно относиться к России», на полгода-год и вернуть его уже в переделанном виде

Папаскир призвал срочно изъять из школ этот учебник, который, как считают его единомышленники, «учит детей недоброжелательно относиться к России», на полгода-год и вернуть его уже в переделанном виде

СУХУМИ---Вчера вечером в сухумском Центре им. Даура Зантария было запланировано мероприятие, инициированное общественной организацией «Время молодежи», которую возглавляет молодой сухумец Станислав Осыкин.

Задумка была такая – свести за дискуссионным столом авторов школьного учебника «История Абхазии» Станислава Лакоба и Олега Бгажба, с одной стороны, и Алексея Папаскира, который в газете «Единая Абхазия» – органе одноименной правящей партии – опубликовал серию статей с критическим разбором этого учебника, с другой. В первой статье этого цикла он призвал срочно изъять из школ этот учебник, который, как считают его единомышленники, «учит детей недоброжелательно относиться к России», на полгода-год и вернуть его уже в переделанном виде. Периодичность выхода «Единой Абхазии» - примерно два раза в месяц (примерно – потому что в выходных данных она не указана), каждый раз публикации Папаскира в газете занимали всю первую полосу, с переходом на вторую, и каждый раз в еженедельнике «Нужная» следовал ответ на них авторов учебника.

На встречу приехали журналисты из разных СМИ, в том числе и съемочная группа Абхазского телевидения. Но выяснилось, как сообщили организаторы, что Бгажба сперва согласился в телефонном разговоре прийти, а потом отказался, сославшись на занятость, а Лакоба отказался сразу, посчитав это мероприятие ангажированным. Приглашенный на встречу президент Академии наук Абхазии Шота Аристава после этого заявил, что в отсутствие одной из сторон полемики она теряет смысл, и покинул мероприятие. Вслед за ним ушли многие журналисты…

Другие, в том числе Алексей Папаскир, остались, тем не менее, на обсуждение, которое с участием студентов, аспирантов, продолжалось около двух часов. Мнения звучали разные. Были, в частности, и радикальные высказывания в поддержку предложения Папаскира об изъятии учебника.

Мнения в обществе в целом тоже звучат разные, но, в основном, и это нашло отражение в СМИ, – в поддержку Лакоба и Бгажба. Еще в самом начале газетной полемики известный в Абхазии общественно-политический деятель Нугзар Агрба откликнулся в газете «Республика Абхазия» письмом, в котором выразил недоумение по поводу нападок на учебник. Недавно на встрече президента РА с представителями научной интеллигенции вице-президент Абхазии Александр Анкваб тоже поддержал авторов учебника. Так что вряд ли ярые его критики добьются своего.

Что касается отдельных положений учебника, то о них, конечно, можно спорить бесконечно. Имею в виду, прежде всего, вопрос о том, кто же убил в 1808 году владетельного князя Абхазии Келешбея Чачба. Многим, в том числе и в Абхазии, было трудно отказаться от безраздельно бытовавшей на протяжении почти двух веков версии, что за убийством стоял его сын Асланбей, версии, которую опровергает в своих работах Станислав Лакоба. Да и, как говорится, вещдоков уже не сохранилось…

Недавно от одного молодого журналиста услышал такую историю. В конце 90-х, когда он учился в Абхазском госуниверситете, это парень, набравшись, как он говорит, храбрости, спросил у первого президента Абхазии Владислава Ардзинба во время его встречи со студентами, что тот думает об опубликованной только что и вызвавшей разноречивые отклики версии Станислава Лакоба. Владислав Григорьевич напомнил, что про лидера Абхазии 20-30-х годов Нестора Лакоба рассказывают: у него были проблемы со слухом, и когда ему не хотелось на что-то отвечать, он прикладывал ладонь к уху и кричал: «А-а? Что? Не слышу!». «Вот и я, – сказал Ардзинба, – говорю: «А-а? Что? Не слышу!» (Тем не менее, именно Лакоба и Бгажба он поручил написание учебника.)

Достоверно мы уже никогда не узнаем обстоятельства этого, как и многих других убийств исторических деятелей. Но есть другой принципиальный вопрос: по каким учебникам изучать историю страны – основанным на документах, воспоминаниях современников и т. д. или на сегодняшней политической конъюнктуре? Лично мне не хотелось бы жить в стране, где историки пишут свои работы согласно рекомендациям МИДа. И невольно закрадываются сомнения: этот учебник, где без прикрас, весьма жестко рисуются абхазо-российские отношения XIX века, вышел в 2006 году, а дали бы наши власти добро на его выход в таком виде после 2008 года?

Дискуссия по спорным вопросам этих отношений продолжится в ближайшее время уже в Общественной палате Республики Абхазия. На эту площадку Лакоба и Бгажба, мне кажется, уже придут.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG