Accessibility links

Небесполезные диалоги


Встречи проводятся в Кишиневе, Тирасполе, или же в Косово

Встречи проводятся в Кишиневе, Тирасполе, или же в Косово

ПРАГА---Главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий беседует со старшим координатором кавказской программы «Вовлечение посредством диалога» Синтой Депондт. Данная программа предусматривает регулярные грузино-абхазские и грузино-югоосетинские встречи между общественными активистами. Одна из них в эти проходит в Тирасполе.

Андрей Бабицкий: Синта, я знаю о том, что вы на протяжении какого-то времени руководите или участвуете в проектах, в которых задействованы как участники из Грузии, так и участники из Южной Осетии. Я хотел бы спросить вас, какова цель этих мероприятий, что конкретно вы делаете, и каких результатов удалось добиться?

Синта Депондт: Маленькая поправка: в этом процессе участвуют не только участники из Южной Осетии, но и также из Абхазии. В том плане, что группа бывает либо грузино-осетинской, либо грузино-абхазской. Что мы делаем с этими молодыми людьми? Мы их приглашаем, у нас учебный диалоговый визит, они состоят из… Ну, проводятся в течение шести дней обычно. Мы их проводим в основном в Кишиневе и Тирасполе, или же в Косово. Обычно встреча выглядит таковой, что первый день – это как бы знакомство, делимся событиями, которые происходят в обществах по обе стороны. Потому что часто ребята слышали о чем-то по телевидению, но, конечно же, что на самом деле происходит, это всегда немножко другое. То есть обмен информацией и знакомство. Потом следуют три дня учебного визита, и, как мы здесь проводили: полтора дня встречались с разными экспертами, представителями властей, журналистами из Кишинева. Потом мы ездили в Тирасполь, и там, в принципе, то же самое - то есть эксперты, политики, журналисты, которые нам рассказывают о ситуации, о здешнем конфликте, о том, что делается для его решения, о переговорном процессе и т.д., и т.п.

Андрей Бабицкий: Синта, скажите, пожалуйста, насколько велика степень отчуждения между участниками в этот первый день, когда они знакомятся? Насколько им тяжело найти общий язык? Насколько тяжело воспринять ту информацию, которой они обмениваются?

Синта Депондт: Первый день, в основном, чаще всего бывает не самым тяжелым. То есть, да, звучат иногда такие вещи, которые нелегко слышать для другой стороны. Они заранее это знают. Бывают моменты, которые тяжело слушать, но они к этому готовы. В основном больших проблем не бывает. Чаще всего последние два дня визита, когда именно диалоговая часть, и мы обсуждаем то, что слышали, видели, и потом уже переходим к ситуации на Кавказе и обсуждаем собственные проблемы. В основном, дискуссии там более бурные, хотя и бывают очень конструктивные идеи, от которых люди вдохновляются.

Андрей Бабицкий: А скажите, пожалуйста, какие обвинения чаще всего предъявляют друг к другу участники этих вот дискуссий с разных сторон?

Синта Депондт: Обвинений, в принципе, фактически не бывает. Бывают очень острые дискуссии. Мы знаем, что говорят политические лидеры и с той стороны, и с другой, это обсуждается. Но с другой стороны, мы знаем, что люди, которые собираются, это не они, которые так говорят, они говорят по-другому. Это не они, которые принимают такие решения. Слово «обвинение» я бы не применяла.

Андрей Бабицкий: Скажем, претензии...

Синта Депондт: Претензии? Ну, вопрос возник с осетинской стороны, допустим: «Вы не признаете нашу независимость. Для нас это важно». Грузинский участник отвечает, что мы понимаем, для вас это важно, мы даже можем это здесь и сейчас признать, но вам это ничего все равно не дает, потому что не мы решаем этот вопрос – о статусе, о признании и так далее.

Андрей Бабицкий: Хорошо, а общий язык все-таки удается найти, и каким образом? В чем сходятся взгляды, что является точкой примирения?

Синта Депондт: Общий язык удается найти, в первую очередь, как бы в социальном плане. Люди между собой общаются, и это бывает… Иногда так хорошо ладят между собой, что даже не хотят уже обсуждать потом трудные, сложные темы, или говорить что-то, что для другой стороны больно слышать. Общий язык? Насчет тематики? Тоже чаще всего именно насчет конкретных вопросов. Например, что мы могли бы сами сделать, чтобы изменить ситуацию к лучшему? Общий язык в том, что многие вещи, которые делаются, решаются правительством, они не очень помогают решать конфликты, и что некоторые вещи нужно изменить в политических позициях, в поведении сторон. Много согласия в критике того, что делают собственные правительства. В основном, с грузинской стороны. Вопрос сейчас актуальный в связи с этим «законом об оккупированных территориях», и потом всеми документами, которые после него последовали. Эти документы обсуждаем тоже, обсуждаем то, что делает гражданское общество и с той стороны, и с той.

Андрей Бабицкий: Есть все же какие-то рецепты, вам удалось их найти? Как облегчить жизнь конкретным людям? Один пример...

Синта Депондт: Вопрос, который часто, или всегда возникает одним из первых - это вопрос о свободе передвижения, и, это, конечно, нам не под силу решить здесь и сейчас. Но он очень важен. И это признают с обеих сторон. Конкретный вопрос, который приводят, например, сегодня: можем ли мы помочь друг другу узнать больше о том, что случилось с людьми, которые сидят в тюрьме на другой стороне, или которые пропали без вести. Если бы мы смогли найти хоть какую-нибудь информацию или как-то восстановить контакт этих людей с родственниками, это было бы уже большое дело. Тема, где все согласны безо всяких проблем. И если удастся это осуществить, это еще другой вопрос. Есть надежды, есть планы, есть какие-то идеи, которые нужно развивать.

Андрей Бабицкий: Синта, скажите, пожалуйста, вам лично что дает участие в этой учебе, общение с этими людьми?

Синта Депондт: Все-таки близка к сердцу вообще судьба региона. И глядя на эти конфликты, очень острое ощущение, что не должно быть так. Люди заслуживают лучшего.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG